ГОЛОД , социальное бедствие, вызываемое нехваткой продовольствия.

Рубрика: Политическая история

ГОЛОД, социальное бедствие, вызываемое нехваткой продовольствия. Сопровождает человечество на протяжении всей его истории, связан с зависимостью сельскохозяйственного производства от капризов погоды, а также с политикой, проводимой государственным руководством по отношению к своим гражданам. Проявляется в двух формах: явный (абсолютный голод) и скрытый (относительный голод: недоедание, отсутствие в рационе питания жизненно важных компонентов).

Голод в немецких колониях России присутствовал в начальный период их существования, пока шел процесс обустройства поселенцев на новых местах и их привыкания к новым климатическим условиям проживания и хозяйствования. В это время государство через имевшуюся систему управления поселениями иностранцев оказывало колонистам значительную помощь, что позволяло не допустить массовой смертности населения. Постепенно колонисты приспособились к капризам погоды. По инициативе опекунских учреждений в каждой колонии стали создаваться запасы продовольствия («хлебные магазины»), что исключило голод в немецких поселениях вплоть до конца XIX в.

Переход колоний под общероссийское управление и ликвидация в них общественных «хлебных магазинов» привел, например, к голоду среди беднейшей части поселян-собственников в Поволжье в засушливом 1891 г.

Ситуация коренным образом изменилась после Октябрьской революции 1917 г. Осуществление политики «военного коммунизма» привело к слому десятилетиями складывавшихся товарно-денежных отношений между городом и деревней и замене их чисто административными мерами по изъятию продовольствия из деревни, проводившимися в форме продразверстки. В течение 1918–20 гг. изъятие хлеба в Области немцев Поволжья осуществлялось непрерывно и производилось жесточайшими методами.

Мероприятия по насильственному изъятию продовольствия в других регионах (Украина, Кавказ, Сибирь и др.) носили ограниченный характер, поскольку во время Гражданской войны эти территории не всегда находились под властью большевиков.

Политика советской власти в деревне вызывала сопротивление крестьянства: в 1920–21 гг. обширные территории были охвачены вооруженными восстаниями (см.: Крестьянское восстание 1921). Проводимые реквизиции подталкивали крестьян к сокращению посевных площадей, что приводило к уменьшению общего производства зерна (в 1920 по стране посевные площади уменьшились на 25% по сравнению с 1918).

Результатом политики «военного коммунизма» стал хронический голод в городах и полное обнищание деревни, вылившееся в конце концов в голод 1921–22 гг., небывалый по масштабам распространения и тотальный по характеру охвата населения. Зимой 1920–21 гг. у крестьян были изъяты все запасы, в том числе и семенное зерно. Весной 1921 г. в большинстве немецких сел Поволжья, Украины, Крыма, Северного Кавказа, Урала сеять было нечем, а в результате засухи, охватившей многие регионы страны, не уродились озимые хлеба. Из-за полного отсутствия запасов наступивший голод приобрел катастрофические масштабы. В сложившейся ситуации большевистское руководство проявило полную беспомощность. Довольно долго, до середины лета 1921 г., В. И. Ленин и его соратники вообще не признавали наличие в стране голода, ставшего уже реальностью. Такие действия, как предоставление продовольственной помощи, «закрепление» голодающих губерний за более благополучными, попытки эвакуации населения из зон бедствия и др., оказались неэффективными. Тяжелейший характер голод приобрел в тех районах, где продразверстка все предыдущие годы была наиболее интенсивной.

В Поволжье эпицентром голода стала Область немцев Поволжья. Начавшийся здесь в конце 1920 г., голод достиг своего пика зимой 1921–22 гг. Голодало практически все население автономии (96,8%), в результате чего вымерло около 1/4 населения области – св. 100 тыс. чел. Комиссии из центра, посещавшие область, фиксировали бедственное положение населения, однако эффективной помощи голодающим по-прежнему не оказывалось. В сложившейся ситуации решающее значение для спасения жизни голодающих имела деятельность зарубежных благотворительных организаций, в первую очередь – Американской администрации помощи (АРА) и Международного союза помощи детям (МСПД, руководитель – Ф. Нансен). Приведенные в выступлении на 10-м съезде Советов Автономной Области немцев Поволжья заместителя председателя облисполкома С. Колотилова, статистические данные свидетельствуют о том, что объем зарубежной продовольственной помощи в два раза превышал общее количество отечественного продовольствия, поступившего в область, а объем помощи иностранных благотворительных организаций был в 10 раз больше государственной помощи.

 

Таблица 1.

Помощь международных благотворительных организаций АРА и МСПД, оказывавшаяся

Области немцев Поволжья

(по состоянию на июнь 1922)

 

Категории населения

Голодало (чел.)

Оказывалась помощь АРА и МСПД (чел.)

% голодающего населения, охваченного помощью

Дети

203 760

180 000

88

Взрослые

272 634

255 864

93

Всего

476 394

435 864

91

 

Таблица 2.

Продовольственная помощь, поступившая в Область немцев Поволжья для питания голодавших

(по состоянию на 1 октября 1922)

 

Каналы поступления помощи

Общее количество

(в пудах)

Государственные поставки (без учета семенного зерна)

187 791

Пожертвования

397 506

Товарообменные операции

212 226

Общее количество отечественной продовольственной помощи

797 523

Помощь зарубежных организаций

1 562 012

 

На Украине голод 1921–22 гг. затронул немецкие колонии в Запорожской, Николаевской, Донецкой, Екатеринославской, Одесской губерниях. Он начался осенью 1921 г., когда практически весь собранный урожай был вывезен на нужды голодающего Поволжья. В январе 1922 г. в Донецкой, Екатеринославской и Одесской губерниях голодало 50%, в Запорожской и Николаевской губерниях – 80% населения немецких колоний. Считая положение в немецких колониях более благополучным, чем в других селах, местные власти отказывали им в помощи. К марту 1922 г. в Пришибской волости умерли от голода 3770 чел., в Екатеринославской губ. – св. 500 чел., в Запорожской губ. – св. 400 чел. Здесь, как и в Поволжье, значительную помощь голодающим немцам оказали зарубежные благотворительные организации, прежде всего меннонитские, среди них: Голландская меннонитская помощь (ГМП, «Комиссия помощи российским меннонитам», Нидерланды) – на сумму 240 тыс. золотых гульденов, Американская меннонитская помощь («Меннонитский центральный комитет», США) – на сумму 371,1 тыс. долл., Центральный комитет помощи (Канада) – на сумму 57 тыс. долл., Южногерманская меннонитская организация (Германия). Большую помощь оказала католическая церковь Швейцарии, Германии и других стран. Германский рейхстаг выделил на восстановление колонистских хозяйств 100 млн марок. Вся германская помощь осуществлялась под эгидой Германского Красного Креста, через посредничество коммерческой фирмы «Петер Вестей». «Международная рабочая помощь» (Межрабпом, МРП) выделила 40 млн марок. Зарубежная помощь украинским немцам оказывалась с мая 1922 г. по август 1923 г. и в значительной степени обеспечила выживание немецкого населения на Украине.

В других регионах страны голод 1921–22 гг. не достиг таких колоссальных масштабов, как в Поволжье и на Украине, однако и там он нанес значительный ущерб немецкому населению. Так, в Сибири голодали многие немецкие семьи Алтайской и Томской губерний.

В 1924 г. многие регионы страны: Поволжье, Северный Кавказ, Сибирь и др. охватила новая небывалая засуха и новый неурожай. В едва окрепнувшие немецкие хозяйства этих регионов вновь пришел голод. На этот раз государство, стремясь избежать социальных бедствий масштаба 1921–22 гг., заблаговременно приняло некоторые меры к оказанию продовольственной помощи голодающим, что значительно уменьшило последствия голода для населения. Однако «классовый» принцип распределения помощи голодающим привел к тому, что относительно крепкие крестьянские хозяйства вновь были брошены на произвол судьбы и понесли тяжелый урон.

В последующие 1925–28 гг. не только явный, но и скрытый голод в немецких хозяйствах был преодолен в результате новой экономической политики.

Начавшееся с 1929 г. «развернутое наступление социализма по всему фронту» ознаменовалось проведением сплошной коллективизации, которая коренным образом изменила уклад жизни всего советского (в т. ч. и немецкого) крестьянства, нанесла огромный урон сельскому хозяйству. Исчезли десятки тысяч самых продуктивных крестьянских хозяйств. В немецких селах более чем в 2 раза сократилось поголовье скота. Колхозы были не в состоянии обеспечить поступление сельскохозяйственной продукции, однако государство непрерывно требовало поставок продовольствия. В 1930–32 гг. во многих регионах страны вновь проводилось принудительное изъятие продуктов. По сообщению второго секретаря обкома ВКП(б) АССР НП А. Павлова, выступившего на пленуме обкома, осенью 1932 г. «распределение доходов в колхозах было таково, что колхозникам мы не выдавали на руки хлеба, а засчитывали хлеб тот, который был уже съеден в колхозе...». Вновь политика государства привела к массовому голоду. Начиная с 1930 г. смертность в немецких селах стремительно возрастает. Пиком массового голода стали зима и весна 1933 г.

 

Таблица 3.

Смертность в Республике немцев Поволжья.

 

Год

1925–28

1929

1930

1931

1932

1933

Число умерших

(чел.)

12 365

14 606

16 777

14 055

20 152

50 139

 

В начале 1930-х гг. от голода и его последствий в республике умерло ок. 56 тыс. чел., в т. ч. в 1933 г. – св. 45 тыс. чел. В том же году в г. Бальцер от голода умерло 13% населения, в г. Энгельс – 9%, в Марксштадте – 6%. В 7 селах Бальцерского кантона за март 1933 г. от голода умерло 752 чел., за апрель – 892 чел. Прежде всего вымирали намеренно оставленные без средств к существованию единоличники, семьи репрессированных, т. е. «враги советской власти», однако немало умирало и рядовых колхозников.

Схожая ситуация имела место и на Украине. Там в немецких районах, так же как и в АССР НП, первые признаки голода начали ощущаться уже в 1931 г. По мере развертывания хлебозаготовительных кампаний масштабы голода нарастали. Пик голода пришелся на зиму и весну 1933 г. Особенно пострадали Высокопольский, Люксембургский, Молочанский районы.

Голодом были охвачены и многие немецкие селения Северного Кавказа. По свидетельствам очевидцев, в немецких колхозах находилось большое число людей, «опухших от голода, ослабевших настолько, что уже не встают с постели» (статистические данные о смертности немцев в этом регионе не выявлены). После коллективизации голод в скрытой форме существовал в немецких селениях Сибири, Закавказья, Казахстана и Средней Азии.

В отличие от голода 1920-х гг., в начале 1930-х гг. советское руководство стремилось скрыть от мировой общественности наличие голода в СССР. Однако именно советские немцы, направляя письма своим родственникам на Запад, сорвали завесу молчания. Вынужденно согласившись на международную благотворительную помощь, руководство СССР в то же время развернуло в стране мощную политическую «кампанию борьбы с фашистами и их пособниками», репрессии в отношении тех, кто получал, распространял и принимал благотворительную помощь из-за рубежа.

Размах массового голода, а также вызванный им международный резонанс вынудили руководство СССР в последующие годы несколько изменить политику по отношению к деревне, прежде всего в вопросах хлебозаготовок. Началось экономическое укрепление колхозов, стимулировалась материальная заинтересованность колхозников, в частности им было разрешено иметь личное подсобное хозяйство. Это позволило к концу 2-й пятилетки (1937) добиться некоторых успехов в деле восстановления сельскохозяйственного производства в стране. Однако административно-командная система хозяйствования на селе создала в СССР постоянный системный кризис сельского хозяйства. Стремление любой ценой выполнить ежегодные планы хлебозаготовок, мало учитывавшие реальные возможности села, по-прежнему вело к изъятию продовольствия и не позволяло колхозникам существенно улучшить свое материальное, в том числе и продовольственное, положение. Все 30-е гг. вплоть до начала Великой Отечественной войны во многих регионах страны в деревне, в том числе и в немецких селах, существовал скрытый голод. К весне, когда в крестьянских семьях подходили к концу скудные запасы продовольствия, проблема обострялась. Так, в отдельных селах и кантонах АССР НП зимой и весной 1936, 1937, 1939 гг. имел место явный голод. Его удалось ликвидировать путем предоставления голодающим государственной помощи.

В годы войны голод, как явный, так и скрытый, был постоянный спутником немецкого населения СССР. Осенью и зимой 1941 г. голодали немцы, депортированные из Европейской части СССР в Сибирь и Казахстан. Факты явного голода и даже смертности на этой почве среди немецкого населения имели место в Казахстане, Красноярском крае, Новосибирской обл. Св. 60 тыс. немцев погибло от голода и непосильного труда в «Трудармии», сотни тысяч – на рыболовецких промыслах Крайнего Севера, на спецпоселении.

Серьезно затронул немцев массовый голод 1946–47 гг. Прежде всего от него пострадали бывшие трудармейцы и их семьи, закрепленные на спецпоселении при крупных индустриальных объектах Урала, Крайнего Севера и др. (шахты, рудники, металлургические комбинаты и т. п.), где не было возможности иметь личные подсобные хозяйства, а продовольственное обеспечение этих объектов и регионов государством было неудовлетворительным.

Скрытый голод среди немецкого населения СССР имел место вплоть до середины 1950-х гг. Он, как и всюду в советской деревне, вызывался продолжавшейся сталинским руководством и после войны политикой, приносившей сельское хозяйство в жертву индустриализации. Голод был изжит лишь после предпринятых Н. С. Хрущевым сельскохозяйственных реформ.

Лит.: Бруль В. И., Немцы в Западной Сибири, ч. 1, Топчиха, 1995; Герман А. А., Немецкая автономия на Волге. 1918–1941, ч. 1–2, Саратов, 1992; Марочко В., Голод в нацiональних районах України, «Освiта» (спецвипуск-пiдручник), 1993, № 1; Иваненко В. В., Голуб А. И., Голод начала 30-х гг. и судьба немецких колонистов, в кн.: Вопросы германской истории. Немцы в Украине, Днепропетровск, 1996; Герман А. А., Курочкин А. Н., Немцы СССР в «Трудовой армии» (1941–1945), М., 1998.

                                   А. Герман (Саратов), с использованием материалов

                                   Н. Осташевой (Днепропетровск).

ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Подняться вверх