ШТРАУБ (Straub, Альт-Штрауб, Визенталь, Экштейн, Скатовка), ныне с. Скатовка Ровенского района Саратовской области, немецкая колония в Левобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Деревянная евангелическо-лютеранская церковь в с. Штрауб (1875; не сохранилась).
с. Скатовка. Типичный немецкий дом со слуховыми окнами. Фото Е. Мошкова. 2009 г.

ШТРАУБ (Straub, Альт-Штрауб, Визенталь, Экштейн, Скатовка), ныне с. Скатовка Ровенского района Саратовской области, немецкая колония в Левобережье Волги, на речке Санкуловка (левый приток Волги), у места ее впадения в Волгу. С 1871 г. до октября 1918 г. село входило в Тарлыцкую волость Новоузенского уезда Самарской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Штрауб являлось административным центром Штраубского сельского совета. В 1922–1927 гг. село относилось к Куккусскому (Вольскому) кантону. В конце 1927 г., после проведения в АССР немцев Поволжья административной реформы, Вольский (Куккусский) кантон был ликвидирован путем присоединения последнего к Ровненскому (Зельманскому) кантону. В 1935 г. Куккусский кантон был восстановлен.

Немецкая колония Штрауб была основана 12 мая 1767 г. Вербовкой колонистов и созданием данной вызывательской колонии занимались частные предприниматели – женевец Пите (Pictet) и француз ле Руа (le Roy). Русское название Скатовка было дано колонии по характерным особенностям местности, т.к. колония находилась в окружении многочисленных оврагов. Свое немецкое название колония получила по имени первого форштегера – Иоганна Генриха Штрауба, 35-летнего ткача из Саксонии, прибывшего в Россию с женой Анной Марией 17 лет. Имена всех форштегеров колонии до нас не дошли, известно, что в 1830-е – 1840-е гг. форштегером являлся колонист Адам Фриш.

Основателями колонии стали 59 семей из различных германских земель – Швабии, Вюрттемберга, Саксонии, Пруссии – и городов – Вейльбурга, Браунфельса, Ганау, Нассау и др. Большинство колонистов являлись лютеранами. 8 человек (семья Филиппа Виля) придерживались реформатской ветви протестантизма, 4 человека (семья Иоганна Георга Штертца, а также сироты Людвиг Шунц и Иоганн Генрих Беккер, проживавшие в лютеранских семьях) являлись католиками.

Среди первых домохозяев было четыре мельника, четыре сапожника, четыре портных, три ткача, два каменщика, писарь, каретник, кузнец, бочар, пекарь, мясник, каретник, рудокоп и селитерщик. Большинство первых переселенцев являлись хлебопашцами и вполне соответствовали основной цели привлечения колонистов в Россию – освоению земледельческой зоны в пустынных степных окраинах, какой являлось и Заволжье.

В первые годы после заселения экономическое положение переселенцев было нестабильным. В январе 1769 г. колонисты Штрауба и еще 11 колоний вызывателя ле Руа обратились с письмом в Контору с жалобами на дирекцию, по вине которой, по их мнению, они «терпели крайнюю нужду». Положение колонистов еще более усугубилось после нашествия киргиз-кайсаков и армии Е. Пугачева, нашествию которой колония подверглась в 1774 г. Мятежники подвергли Штрауб разграблению, как и другие немецкие поселения Левобережья.

Колонисты занимались преимущественно хлебопашеством и мукомольным производством, выращивали пшеницу, рожь, овес, ячмень, картофель. В начале ХIХ в. в колонии был создано кожевенное заведение, которым до 1828 г. владел колонист Вильфорд, продавший его другому хозяину. Колонисты специализировались на производстве конных повозок, занимались корзиноплетением. Заволжские поселения были менее обеспечены землями, чем другие регионы Саратовской губернии. Малоземелье приводило к неоднократным попыткам колонистов основать дочерние колонии и переселиться за пределы своих поселений. В 1798 г. при проведении пятой ревизии и переписи населения колонисты Штрауба указали на то, что они испытывают нехватку пашенных земельных угодий, а также не имеют достаточного количества воды для потребления и полива полей. Контора опекунства, согласившись с мнением колонистов, предложила им земли в Левобережье, близ колоний Ягодная Поляна и Побочное на Сокурском Умете. После осмотра депутатами от колонистов выделенного участка часть общества колонии Штрауб дала свое согласие на организацию переселения. Другая часть общества под влиянием головы колонии Рудольфа категорически выступила против переселения. Голова запретил желающим выехать продавать свои дома и обложил их налогом на строительство дома шульмейстера. Несмотря на угрозы Рудольфа наказать непокорных плетьми, в 1799 г. поверенный общества колонии Штрауб Фридрих Гейтс вновь подал прошение о переселении Конторе опекунства. В своем ходатайстве он просил Контору выделить землю для основания новой колонии. В 1800 г. колонисты, настаивавшие на переселении, обратились еще с одним ходатайством в Экспедицию государственного хозяйства. После положительного ответа Экспедиции и Конторы опекунства весной 1802 г. 28 семей, уже несколько лет ожидавших решения своей участи, переселились на отведенное им ранее место и образовали колонию Ней-Штрауб. В августе 1802 г. Контора предписала голове Рудольфу вернуть переселенцам часть стоимости церкви, школьного дома и хлебного магазина для строительства подобных общественных зданий в новой колонии.

Малоземелье и во второй половине ХIХ в. оставалось основной причиной выезда колонистов из Штрауба. В 1861 г., согласно указу Конторы, самовольное переселение колонистов приравнивалось к бродяжничеству и строго наказывалось. Однако это не останавливало колонистов. В 1866 г. в Штраубе были проведены дознания, а с колонистов взяты расписки, что они осведомлены о запрещении переселения на Кавказ. Многочисленные просьбы колонистов вынудили правительство изменить свое решение и разрешить переселения на Кавказ с 1865 г.

Положение колонистов кардинально изменилось после 1917 г. Весной 1921 г., когда значительная часть территории Автономной Области немцев Поволжья находилась в руках восставших голодных крестьян и бандитских формирований, в селе Штрауб также произошло восстание против советской власти. 5 апреля 1921 г. село было захвачено красноармейскими подразделениями, мятежники разгромлены, а советская власть восстановлена. В годы советской власти в селе были созданы сельскохозяйственная артель и сельскохозяйственное кооперативное товарищество, организован колхоз имени В.И. Ленина, леспромхоз, занимавшийся заготовкой леса, работали медицинский пункт, детский сад, клуб и почта. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села, с 1942 г. село носит название Скатовка. После выселения немцев село было заселено жителями Ворошиловградской (Луганской) области.

Школа и обучение детей. В Штраубе, как и во всех других лютеранских колониях, с момента основания действовала церковно-приходская школа, где, согласно закону, обучались все дети в возрасте от 7 до 15 лет. Первые годы после основания колонии найти профессионального шульмейстера не представлялось возможным, и обучением детей у себя на дому занимался писарь Иоганн Филипп Ленк, прибывший в колонию в 24-летнем возрасте с женой Марией Барбарой из Гогенлоге. После строительства школьно-молитвенного дома в колонии появился постоянный шульмейстер, исполнявший одновременно обязанности церковнослужителя – кюстера. В архиве Энгельса сохранилась Инструкция пастора Литфаса шульмейстерам колоний Штрауб, Привальное, Тарлыковка, Тарлык, Поповкина, Яблоновка, Степное и Зауморье, подробно расписывавшая обязанности кюстеров. Шульмейстеры ассистировали пастору во время богослужения, могли исполнять безотлагательные обряды, однако им запрещалось хоронить и крестить младенцев.

В 1798 г. вместо прежнего шульмейстера Гейнца школьным учителем был избран колонист Бац. В 1800 г. колонисты были обложены налогом на постройку нового дома шульмейстера. В июле 1805 г. шульмейстер Мецлер был приглашен учителем в дочернюю колонию Новая Скатовка.

В 1870-е гг. в Штраубе кроме церковной появилась еще и земская школа. Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из 2903 жителей села 336 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. В отличие от других немецких поселений, в Штраубе посещаемость школы детьми школьного возраста была стопроцентной, во многих других селах часть детей не могла учиться по причине бедности их родителей или ежедневной занятости в промыслах и ремеслах. В 1906 г. в земской школе обучалось 76 мальчиков, 36 девочек и работало два учителя. В церковной школе обучалось 87 мальчиков, 147 девочек и работало два учителя. Обе школы содержались на средства церковной общины.

В годы советской власти школы были закрыты, и на их базе создана начальная школа. В старом школьном здании постройки конца ХIХ в. немецкие, а потом русские и украинские дети учились до тех пор, пока зимой 1955 г. в селе ни была построена новая деревянная школа. В 1986 г. Скатовская восьмилетняя школа была преобразована в среднюю общеобразовательную школу. В 1997 г. в селе было построено новое кирпичное школьное здание.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Община Штрауба входила в состав евангелическо-лютеранского прихода Варенбург (Привальное). Приход Варенбург был создан в Левобережье Волги в 1770 г. В него с 1821 г. кроме Штрауба входили общины еще трех колоний: Варенбург, Динкель (Тарлыковка), Лауб (Тарлык). До 1821 г. приход объединял и общины, образовавшие позже самостоятельный приход Куккус (Вольская) – Бангердт (Зауморье), Иост (Поповкина), Лауве (Яблоновка), Куккус (Вольская), Шталь (Степное).

Первая деревянная церковь была построена в Штраубе только в 1824 г. До этого времени прихожане проводили богослужения в школьно-молитвенном доме. В 1875 г. по проекту Лагуса, являвшегося до 1871 г. архитектором, землемером, заведующим строительной и лесной частью Саратовской конторы опекунства, в Штраубе была построена новая кирха. Лагус, под руководством которого в поволжских колониях было сооружено более 20 одинаковых церквей, сыграл особую роль в негативном восприятии колонистами архитектурной манеры строительства культовых зданий. Отличавшийся сухостью и однообразием стиль построек архитектора, не справлявшегося с большим объемом работы, получил от поселенцев негативное обозначение «бюрократический», или «контор-стиль». Деревянная церковь в Штраубе, возведенная по типовому проекту Лагуса, была достаточно большой и имела скамьи для 900 молящихся. Рядом с церковью находился кистерат, деревянная звонница и каменный школьно-молитвенный дом.

В 1910 г. пастор Зайб обратился к общине с предложением передать часть земельных угодий церкви, указав на то, что местное население постепенно отходит от церкви, становится менее религиозным и не заботится о церковном имуществе, но получил отказ. Последние три пастора, служившие в приходе, были репрессированы. Герберт Юлиус Гюнтер (1891 – после 1931), сын пастора, был арестован в 1931 г., осужден и отправлен в лагерь, где находился до 1938 г. Эдуард Зайб (1872–1940) в первый раз был арестован в 1922 г. по обвинению в укрывательстве церковного имущества в период проведении кампании по изъятию церковных ценностей. В 1931 г. он был арестован во второй раз по обвинению в антисоветской деятельности и сослан в лагерь на Аральское море. Эмиль Фридрих Буш (1870–1920) был убит в 1920 г. в Смоленске.

В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в селе на тот момент времени церковь еще не была закрыта, в церковной общине насчитывалось 957 верующих. 15 сентября 1934 г. Комиссия по вопросам культов при ЦИК АССР немцев Поволжья направила в Президиум АССР немцев Поволжья информацию о том, что здание деревянной церкви в с. Штрауб еще используется верующими, в церкви имеется три колокола весом 15 пудов, поэтому вопрос о скорейшем закрытии церкви и снятии колоколов требует специального рассмотрения. Число верующих с каждым днем неумолимо сокращалось, деятельность общины находилась под постоянным контролем со стороны органов власти. Точная дата закрытия церкви в Штраубе неизвестна. Массовый характер закрытие церквей приобрело в середине 1930-х гг. К 1938 г. в Поволжье не осталось ни одной лютеранской кирхи. В ряде мест церкви перестраивались в склады, гаражи или просто отдавались под слом, как не соответствовавшие требованиям социалистической архитектуры, что случилось в конце 1930-х гг. и с кирхой в Штраубе.

Список пасторов. Пасторы прихода Варенбург, служившие в общине Штрауб. 1770–1777 гг. – Польманн (Pohlmann). 1777–1785 гг. – приход не имел пастора. 1785–1788 гг. – Фридрих Конрад Штренге (ль,р) (Friedrich Konrad Strenge(l,r)). 1788–1797 гг. – приход не имел пастора. 1797–1825 гг. – Бернгард Вильгельм Литфас (Bernhard Wilhelm Litfas). 1826–1833 гг. – Фридрих Август Вильгельм Шретер (Friedrich August Wilhelm Schrötter). 1833–1883 гг. – Франц Карл Гельц (Franz Karl Hölz). 1866–1881 гг. – помощник пастора Карл Юлиус Гельц (Karl Julius Hölz). 1883–1908 гг. – Карл Леопольд Гельц (Karl Leopold Hölz). 1909–1918 гг. – Эдуард Зайб (Eduard Seib). 1909 г. – Андреас Ге(о)рне (Andreas G(ö)orne). 1929–1931 гг. – Герберт Юлиус Гюнтер (Herbert Günter).

Численность населения. В 1767 г. в Штраубе проживал 191 иностранный колонист, в 1773 г. их насчитывалось 212, в 1788 г. – 224, в 1798 г. – 306, в 1816 г. – 314, в 1834 г. – 594, в 1850 г. – 952, в 1859 г. – 1176, в 1889 г. – 2180 человек. По переписи населения 1897 г., в Штраубе проживало 2050 человек, из них 2037 были немцами. По состоянию на 1904 г., в селе проживало 2467 человек, в 1910 г. – 3847 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в селе проживало 2770 человек. В 1921 г. в селе родилось 98, а умерло 332 человека. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Штраубе насчитывалось 1790 человек. По переписи населения 1926 г., село насчитывало 1850 человек, в том числе 1844 немцев. В 1931 г. в селе проживало 1988 человек, все они были немцами.

Село сегодня. Ныне с. Скатовка Ровенского района Саратовской области. По своим размерам современное село Скатовка значительно уступает дореволюционному Штраубу. В связи со строительством Волжской ГЭС (1950–1961) и созданием Волгоградского водохранилища, заполнение которого происходило в 1958–1961 гг., уровень воды в реке Волга поднялся на несколько метров, что привело к затоплению прибрежной части Скатовки. В настоящее время ни церковь, ни здание школьно-молитвенного дома не существуют. Но в селе, особенно на центральной улице, сохранились десятки аутентичных немецких деревянных домов начала ХХ в. Каждый из старинных деревянных домов представляет собой замечательный образец немецкой архитектуры. Их сохранность различна: многие деревянные дома требуют ремонта, часть бывших немецких домовладений заброшена, часть подверглась перестройке.

Нельзя не обратить внимание на одну интересную особенность: для застройки улиц Штрауба было характерно строительство деревянных домов с типичными для немецких колоний вальмовыми четырехскатными крышами, на которых, в отличие от колонистских домов в других населенных пунктах, имелись слуховые окна. Вальмовые четырехскатные крыши, образованные двумя трапецеидальными скатами и двумя торцевыми треугольными скатами, являлись традиционными для южных районов Германии. У немцев-колонистов в связи с отсутствием фронтонов такая крыша считалась экономичнее двускатной по расходу стеновых материалов. Вместе с тем, имея наклонные ребра на границе скатов и вальм, такая крыша требовала от жителей немецких поселений установки сложных стропил и дополнительных работ по подгонке кровельных материалов.

Подкровельное пространство своих жилых строений колонисты Штрауба использовали для различных целей – как способ вентиляции, для освещения помещения, как архитектурный элемент, призванный оживить кровлю, придать ей «изюминку». Слуховые окна были широко распространены при возведении домов на прежней родине колонистов – в Германии, где даже существовали не только специальные законы или рекомендации, какие формы слуховых окон разрешается планировать для новых зданий в данном городе, а какие – нет, но и различные названия слуховых окон – «домик для гнома», «кровельный домик», «фризское», «лукарна» и др. Слуховые окна в домах Штрауба имели двухскатную крышу. Такие «домики для гномов» и сегодня можно увидеть на многих старинных жилых домах не только в современной Скатовке, но и в других бывших немецких поселениях.

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 1. Д. 2418, 2368, 4437, 13297, 25219; Оп. 4. Д. 35; Ф. 637. Оп. 30. Д. 28; ГИАНП. Ф. 325. Оп. 1. Д. 1; Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 110; Д. 890. Л. 77; Ф. 1831. Оп. 1. Д. 15; Д. 299. Л. 21.

Литература

Герман А.А. Немецкая автономия на Волге. 1918–1941. Часть II. Автономная республика. 1924–1941. – Саратов, 1992–1994; Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. – М., 1997; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. Часть I; Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине ХVIII в. – М., 1998; Amburger E. Die Pastoren der evangelischen Kirchen Russlands vom Ende des 16. Jahrhunderts bis 1937. Ein biographisches Lexikon. – Martin-Luther-Verlag, 1988; Einwanderung in das Wolgagebiet: 1764–1767 / Hrsg.: Alfred Eisfeld. Bearb.: Igor Pleve. Bd. 4. Kolonien Reinhardt – Warenburg. – Göttingen: Göttingenger Arbeitskreis, 2008; Schnurr J. Das protestantische Gotteshaus // Die Kirchen und das religiöse Leben der Russlanddeutschen. – Ev. Teil. – Bearbeitung J. Schnurr. – Stuttgart, 1978; Deutsche Volkszeitung. 23. Mai 1910. №68; 16. Dezember 1910. № 127.

ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
Изменения в статье:
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Подняться вверх