КРАТЦКЕ (Kratzke, Крацке, Починная, Подчинный, Подчинное, Крацкий, Крацкая, Грацка), ныне пос. Подчинный Жирновского района Волгоградской области, немецкая колония в Правобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Общий вид с. Кратцке. 1997 г. Фото А. Германа
Остатки деревянной церкви. 2012 г. Фото Е. Мошкова
Руины ткацкой фабрики «Фортшрит». К настоящему времени разобраны на кирпич. Фото А. Германа. 1997 г.
Бывшая школа. Фото Е. Мошкова. 2012 г.
Сохранившийся немецкий дом. Фото Е. Мошкова. 2012 г.

КРАТЦКЕ (Kratzke, Крацке, Починная, Подчинный, Подчинное, Крацкий, Крацкая, Грацка), ныне пос. Подчинный Жирновского района Волгоградской области, немецкая колония в Правобережье Волги, на правом берегу реки Голый Карамыш. Колония находилась в 103 верстах к юго-западу от Саратова, в 94 верстах к северу от г. Камышина. С 1871 г. село относилось к Сосновскому колонистскому округу, затем к Сосновской волости, позже вошло в состав Олешнинской волости Камышинского уезда Саратовской губернии, образованной в 1871 г. на территории бывшего Норкского колонистского округа.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья село Кратцке первоначально относилось к Медведицкому району Голо-Карамышского уезда. С 1922 г. село входило в Каменский кантон Республики немцев Поволжья, с 1927 г. вошло в состав Франкского кантона, в 1935 г. было вновь передано во Франкский кантон из Бальцеркского кантона. Село являлось административным центром Кратцского сельского совета. В 1926 г. в Кратцский сельский совет входило одно с. Кратцке.

Немецкая колония Кратцке была создана 7 августа 1766 г. как колония вызывателя Дебофа. Свое название колония получила по имени первого форштегера Адама Фридриха Кратцке, 41-летнего мастера по производству музыкальных инструментов, прибывшего в колонию из городка Икорменде в Прусской Померании вместе с 38-летней женой Гедвиг Катариной и пятью детьми. По указу от 26 февраля 1768 г. о наименованиях немецких колоний, поселение получило русское название Починная.

Основателями колонии стали 34 семьи выходцев преимущественно из Пфальца, Пруссии, Саксонии и других немецких земель, а также Швеции и Дании. Большинство первых колонистов являлись лютеранами, 16 человек были реформатами (семьи Бургардт, Вольф, Райсвиг, Лисберг и Штайнкуль). Вместе с лютеранами селились не только реформаты, но и немногочисленные католики, оказывавшиеся среди представителей других конфессий при погрузке на корабли и распределении по колониям. Так, Иоганн Моор с женой, прибывшие в Кратцке из Франции, являлись католиками.

Анализ списков первых поселенцев позволяет предположить, что Кратцке изначально задумывалась как ремесленный центр, а не земледельческая колония. Так, из 51 первого домохозяина всего семь являлись хлебопашцами и по роду своих занятий на прежней родине вполне соответствовали основной цели привлечения колонистов – освоения ими земледельческой зоны в пустынных степных окраинах России. Среди остальных домохозяев было шесть сапожников, три портных, два солдата, два винокура, два столяра, два седельника, два каменщика, два кожевника, два ткача, а также мешковой ткач, суконный ткач, шерстяной ткач, купец, корабельный работник, маляр, слесарь, соляной мастер, медник, серебряник, охотник, кузнец, переплетчик, плотник и мастер по производству музыкальных инструментов. Вне зависимости от прежней профессии все колонисты были обязаны заниматься сельским хозяйством. В 1769 г. лишь шесть семей объявили себя неспособными к хлебопашеству. В 1769 г. у колонистов имелось 47 лошадей, 13 рабочих волов, 69 коров и 6 свиней.

Первые годы поселения сопровождались трудностями и невзгодами. В 1774 г. колония подверглась нападению отрядов Е. Пугачева, который прошел через Кратцке по пути из Саратова в Камышин. Согласно воспоминаниям Девальда Шнейдера, которому в то время было 14 лет, Пугачев въехал в село в карете, запряженной шестеркой лошадей, и устроил на центральной площади для устрашения жителей показательную казнь привезенных с собой пленников. Восставшие подвергли поселение разрушениям и подожгли его. К счастью, пожар удалось быстро потушить, а наиболее ценные вещи колонисты успели спрятать еще до разграбления села. От бесконечных невзгод колонисты бежали из своих поселений в поисках лучшей жизни. Поэтому Контора приняла решения заселить в Кратцке около 30 семей из колоний Щербаковка, Водяной Буерак и Верхняя Кулалинка.

Первоначально поселенцы могли возделывать неограниченное количество земли. По ревизии 1834 г. колонисты были наделены землей по 15 десятин на душу. Часть почвы представляла собой не чернозем, а суглинок и солончаки. Кроме пшеницы, ржи и овса жители Кратцке выращивали также овес, ячмень и просо, занимались садоводством и картофелеводством. Население колонии и количество дворов в ней постоянно увеличивалось. Если в 1816 г. в селе проживало 53 семьи, то в 1857 г. – уже 119 семей. С увеличением числа жителей с 1864 г. был введен передел земли по наличным душам через каждые шесть лет. Малоземелье привело к тому, что начались массовые переселения колонистов в другие регионы. В 1855 г. выходцами из Кратцке в Крестовской (Нижне-Ерусланской) волости Новоузенского уезда Самарской губернии была основана дочерняя колония Эренфельд. По состоянию на 1910 г., в ней проживало 2460 человек. В 1860 г. в колонии имелся 81 двор, действовало шесть мельниц и маслобойня.

В 1886 г. в Кратцке насчитывалось 124 жилых дома, из них 51 каменный и 73 деревянных; 48 домов были покрыты соломой, а 76 – тесом, один дом был двухэтажным. В 1886 г. у поселян имелось 112 плугов, 15 веялок, 1 сеялка, 498 лошадей, 63 вола, 552 коровы, 561 овца, 487 свиней, 215 коз. В селе действовало 10 промышленных заведений, пять лавок, кабак, имелся запасной хлебный магазин для хранения зерна. Еженедельно по пятницам в селе устраивались базары, а в начале июля и в середине октября ежегодно организовывались трехдневные ярмарки.

С учетом того, что в первые годы поселения среди колонистов преобладали ремесленники, со временем весьма распространенным в колонии стал сарпиночный промысел. Еще знаменитый российский и немецкий ученый-энциклопедист, академик Петр Симон Паллас, посетивший поволжские колонии в 1773 г., сообщал, что в колонии Кратцке поселилось «много отличных ткачей суконных и бумажных материй, высказывавших пожелание открыть здесь ткацкие фабрики». Наиболее успешным предпринимателем стал колонист Мейер. Кратцке соседствовала с колониями, которые доминировали среди поволжских немецких поселений в области производства одежды из хлопка. Поэтому и здесь изготовление сарпинки стало весьма популярным. По состоянию на 1860 г. в колонии имелось два красильных заведения, на 1894 г. – два сарпинковых заведения, выросших из красильных, где работало около 80 человек.

И в годы советской власти далеко за пределами села была известна прядильно-ткацкая и отделочная фабрика «Фортшритт» («Прогресс»). В 1929 г. в соответствии с пятилетним планом развития хлопчатобумажной промышленности в АССР немцев Поволжья она подверглась реконструкции. Фабрика относилась к числу крупнейших предприятий республики, по состоянию на 1939 г., на ней работало 679 человек. В начале 1930-х гг. в Кратцке был организован колхоз Фортшритт. В середине 1930-х гг. в соседнем селе Диттель появилась машинно-тракторная станция, которая кроме Диттеля обслуживала еще пять колхозов – в селах Кратцке, Зеевальд, Кауц, Меркель и Ротгаммель. В 1939 г. селу Кратцке был присвоен статус рабочего поселка. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села.

Школа и обучение детей. Церковная школа появилась в селе с момента основания. До строительства первой церкви в 1821 г. богослужения и школьные занятия проводились в одном здании. Процесс обучения происходил следующим образом. «Училищный дом весьма приличной наружности, значительных размеров и состоит из одной залы… Я нашел в ней сидящими 450 человек… Сидели все на весьма узких, тонких и длинных досках или скамейках, держа в руках книги на весу, потому что столов при скамейках не было, а близ кафедры расположены были три или четыре стола, для обучения письму избранных. У учителя был помощник, занимавшийся с азбучниками (человек до 100) вполголоса и отдельно с каждым, в то время как учитель выслушивал громкое чтение заветников… Дети сидели чрезмерно тесно, в верхнем платье и в мокрой от снега обуви, почти у всех лица были в поту… Средневековые пали (удары палкой или линейкой по ладони) царствуют во всех колонистских школах». Когда историк Яков Дитц, родившийся в Кратцке в 1864 г. и получивший начальное образование в церковной школе села, прочитал данное описание учебного процесса управляющего Конторы опекунства Шафранова, историк воскликнул: «Да ведь это он описал школу колонии Починной!». Таким типичным был процесс обучения во всех церковных школах немецких колоний.

Несколько иначе преподавание строилось в частных и земских школах. Во второй половине ХIХ в. в селе появилась частная товарищеская школа, здесь детям углубленно преподавались светские дисциплины и русский язык. По земской переписи 1886 г. из 1213 жителей села грамотными являлись 345 мужчин и 326 женщин. В советское время обе школы были упразднены в связи с созданием системы единой государственной социалистической школы.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Часть жителей откололась от официальной церкви и причисляла себя к общине бетбрюдеров.

В первые годы после создания колонии не подчинялись единой церковной организации и не имели общего руководства. Впоследствии община Кратцке вошла в приход Меркель, основанный в 1767 г., а позже с упразднением прихода Меркель в приход Диттель, который был учрежден, по одним данным, в 1767 г., по другим, – в 1768 г. После объединения приходов Меркель и Диттель к приходу Диттель кроме колонии Кратцке относились немецкие поселения Диттель (Олешня), Кауц (Вершинка), Меркель (Макаровка), позже Ней-Бальцер и Ней-Денгоф. По состоянию на 1904 г., приход Диттель насчитывал 15 667 прихожан, из них 12 547 лютеран и 3120 реформатов.

В первые годы расселения колонистов активно шел процесс строительства в колониях школьно-молитвенных домов, являвшихся центрами общинной жизни. После создания поселения колонисты Кратцке проводили богослужения в школьно-молитвенном доме, имевшем статус филиального. Точная дата его постройки неизвестна. Он был возведен на государственные средства в первые один-два года после расселения колонистов. Затраченные средства колонисты должны были выплатить государству в течение последующих десяти лет.

Строительство первой деревянной кирхи на средства колонистов началось в 1821 г. Кирха была освящена в 1826 г. Изначально колонисты не придавали особого значения архитектурному стилю: церковное здание было деревянным, крыто железом, небольшим по размерам и достаточно скромным. Построенная церковь имела статус филиальной.

Со временем старая церковь не вмещала всех прихожан, и жителями села было принято решение о строительстве более вместительной кирхи. Закладка первого камня в кирпичное основание церкви была произведена в 1898 г. Возведение кирхи закончилось в 1899 г., тогда же она была освящена. Церковь имела статус филиальной и была небольшой по размерам, но довольно уютной и привлекательной. Архитектурное решение было достаточно простым, так как подобные церкви во многих колониях мастера-колонисты возводили без участия профессиональных архитекторов и инженеров. Однако скромный деревянный храм являлся гордостью Кратцке, был довольно элегантен и пропорционален. Кирха имела большие прямоугольные окна, граненую апсиду, над прямоугольным притвором находилась башня-колокольня с крестом длинною в несколько метров. Скамьи для 600 прихожан располагались четырьмя квадратами, разделенными продольными и поперечными проходами. Рядом с кирхой находился кирпичный пасторат. В 1912 г. церковь подверглась капитальному ремонту. В селе недалеко от здания школы имелся кирпичный молитвенный дом, где богослужения проводились в холодное время года.

В конце 1850-х гг. среди жителей Кратцке начали проповедовать сектантские миссионеры – бетбрюдеры и штундисты. В 1861 г. смотрители колоний и Контора опекунства в переписке с Московской евангелическо-лютеранской консисторией указали на то, что проповедники ведут себя в колониях весьма активно и находят себе многочисленных сторонников среди колонистов. Число сектантов постоянно росло. Окружной указ Конторы иностранных поселенцев от 10 декабря 1866 г. предписывал всем местным властям «строжайше соблюдать за тем, чтобы сектанты были подвергнуты полицейскому надзору, и чтобы им ни под каким видом не дозволялось отлучаться с места их жительства с целью вербовать себе приверженцев».

К концу ХIХ в. сектанты Кратцке объявили себя баптистами, так как в 1879 г. было издано высочайшее утверждение Государственного совета, по которому баптисты могли «беспрепятственно исповедовать свое вероучение и исполнять обряды веры по существующим у них обычаям». Принятию сектантами баптистского учения способствовало не только то обстоятельство, что между ними было не много догматических расхождений, но и то, что баптизм был официально признан легальным вероисповеданием, а сектанты подвергались преследованиям со стороны государственных органов. В 1891 г. камышинский уездный исправник сообщил губернатору, что секты штундистов в уезде больше нет, хотя раньше она существовала.

Приход к власти большевиков сопровождался репрессиями священнослужителей. Последний пастор прихода – Иоганн Фридрих Мельманн (1855 – после 1936), являвшийся с 1914 г. пробстом Правобережья Волги, – официально являлся пастором общины до 1918 г., а затем проживал в Бальцере, но все же навещал Кратцке с проповедями. В 1933 г. он был осужден по обвинению в антисоветской деятельности и отправлен в лагерь в Сибири.

В 1931 г. в Президиум ЦИК АССР НП были направлены секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в селе Кратцке насчитывалось 500 верующих, из них 6 человек были отнесены к категории лишенцев (лишенных политических прав). Кроме того, согласно представленным сведениям, в общине активно действовала община бетбрюдеров, состоявшая из 70 человек. В июне 1934 г. Президиум АССР немцев Поволжья получил сообщение от местных органов власти, что молитвенный дом в Кратцке перешел к сельсовету «юридически и фактически», а уже в августе 1934 г. он был переоборудован в Народный дом. В августе того же года сельсовет отрапортовал в вышестоящие инстанции, что и «церковь в распоряжении верующих не находится, но юридически государству не передана… пасторы и шульмейстеры в кантоне больше не работают, богослужение не ведется». Комиссия по вопросам культов при ЦИК АССР немцев Поволжья приняла решение о закрытии церкви в Кратцке 15 ноября 1934 г., так как из 1034 членов общины 665 высказались за ликвидацию кирхи.

Список пасторов. Пасторы прихода Диттель (Олешня), служившие в общине Кратцке. 1769–1770 гг. – Сигизмунд Израэль Бергер/Берген (Sigismund Israel Berger/Bergen). 1770–1772 гг. – приход не имел пастора. 1772–1774 гг. – Готтлиб Май (Gottlieb May). 1774–1780 гг. – приход не имел пастора. 1780–1782 гг. – Лаврентий Альбаум (Laurentius Ahlbaum). 1782–1793 гг. – приход не имел пастора. 1793–1798 гг. – Иоганн Генрих Бук (Johann Heinrich Buck). 1798–1801 гг. – приход не имел пастора. 1801–1815 гг. – Карл Якоб Фрюауф (Karl Jakob Frȕauf). 1815–1819 гг. – приход не имел пастора. 1819–1835 гг. – Андреас Гааг (Andreas Haag). 1835–1862 гг. – Готтхард Алексис Марпург (Gotthard Alexis Marpurg). 1864–1880 гг. – Эрнст Готтфрид Карролиен (Ernst Gottfried Carrolien). 1887–1892 гг. – Август Юлиус Тидеманн (August Julius Tiedemann). 1893–1927 гг. – Иоганн Фридрих Мельманн (Johann Friedrich Mȍllmann).

Численность населения и количество прихожан. В 1767 г. число колонистов в Кратцке составляло 129 человек, в 1773 г. их насчитывалось 137, в 1788 г. – 140, в 1798 г. – 210, в 1816 г. – 339, в 1834 г. – 663, в 1850 г. – 1012, в 1859 г. – 1223, в 1886 г. – 1213 человек. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г., в Кратцке проживал 1181 человек, из них 1175 немцев. По состоянию на 1904 г., в селе насчитывалось 2233 человека, на 1911 г. – 2435 человек.

По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в Кратцке проживало 1577 человек. На численности населения поволжских колоний сказались последствия голода начала 1920-х гг. В 1921 г. в селе родилось 51, а умерло 90 человек. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Кратцке проживало 1322 человека. По данным Всероссийской переписи населения 1926 г. село насчитывало 1456 человек, все они были немцами. В 1931 г. в Кратцке проживало 2171 человек, из них – 2149 немцев, в 1939 г. – 2188 человек.

Село сегодня. Ныне пос. Подчинный Жирновского района Волгоградской области. Поселок входит в Алешниковское сельское поселение.

Значительной архитектурной ценностью и подлинным достоянием села является здание бывшей кирхи 1899 г. постройки, сохранившееся в Подчинном по настоящее время. Вряд ли местные жители, проходя мимо, задумываются, что когда-то здесь проходили богослужения, на которых присутствовали сотни человек. Сегодня в Поволжье остается все меньше и меньше объектов немецкого зодчества. Из сотен деревянных лютеранских церквей Поволжья к концу 1990-х гг. сохранилось только три.

Бывшая кирха в Подчинном давно не используется, уже не имеет величественного шпиля и представляет собой печальное зрелище. Однако здание все еще напоминает о немецких лютеранах. Сохранность бывшего храма и его на первый взгляд неприметная, но своеобразная архитектура привлекают в Подчинный любителей истории российских немцев. Неподалеку расположено ныне заброшенное кирпичное здание бывшего пастората. В современном здании неполной средней школы с кирпичным арочным входом легко угадывается комплекс бывших школьных построек с домом шульмейстера во дворе. В современном Подчинном сегодня без труда можно отыскать и другие неплохо сохранившиеся типичные немецкие деревянные жилые дома конца ХIХ – начала ХХ вев. Еще до конца не разрушен бывший молитвенный дом, возведенный из красного кирпича, ныне в части здания расположена библиотека. От бывшей ткацкой фабрики «Фортшрит» до настоящего времени дошли только руины. Сегодня село уже не такое большое, как до 1917 г., его население составляет около 200 человек, что в десять раз меньше, чем проживало здесь до революции.

Архивы

ГАСО. ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 8968. Л. 1; Ф. 2. Оп. 1. Д. 7913. Л. 10; Ф. 637. Оп. 2. Д. 3769; ГИАНП. Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 107; Д. 890. Л. 28, 34, 84; Д. 1062. Л. 173.

Литература

Герман А.А. Немецкая автономия на Волге. 1918–1941. Часть II. Автономная республика. 1924–1941. – Саратов, 1992–1994; Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. – М., 1997; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. – Часть I; Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии: Южные уезды: Камышинский и Царицынский. Лит. Л–Ф. Печатан под наблюдением С. А. Щеглова. – Саратов: Тип. Губ. земства, 1901. – Приложение к Трудам Саратовской Учёной Архивной Комиссии; Немецкие населенные пункты в Российской Империи: География и население. Справочник / Сост.: В.Ф. Дизендорф. – М., 2002; Полное собрание законов Российской Империи. – Собр. 1. – Т. XXVI. – СПб., 1832; Свод законов Российской Империи. 1857. – Т. 12. – Часть II. – СПб., 1857; Einwanderung in das Wolgagebiet: 1764–1767 / Hrsg.: Alfred Eisfeld. Bearb.: Igor Pleve. Bd. 2. Kolonien Galka – Kutter. Göttingen: Göttingenger Arbeitskreis, 2001; Pallas P.S. Reise durch verschiedene Provinzen des Rußischen Reichs in den Jahren 1768–1773. – 3 Bd. – СПб., 1771–1776; Саратовский дневник. – 1887. – № 145. – С. 2.

ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Подняться вверх