ВАЛЬТЕР (Walter, Гречиная Лука, Гречишная Лука, Гречневая Лука, Гречихино), ныне с. Гречихино Жирновского района Волгоградской области, немецкая колония в Правобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Бывшая лютеранская церковь. 1997 г. Фото А. Германа.
Церковь. 2012 г. Фото Е. Мошкова.
Внутренний вид храма. 2012 г. Фото Е. Мошкова.
Бывший хлебный амбар. 2012 г. Фото Е. Мошкова.
Гречихино. Старый дом. 1997 г. Фото А. Германа.
Вход в подвал. 1997 г. Фото А. Германа.
Современное Гречихино. 1997 г. Фото А. Германа.

ВАЛЬТЕР (Walter, Гречиная Лука, Гречишная Лука, Гречневая Лука, Гречихино), ныне с. Гречихино Жирновского района Волгоградской области, немецкая колония в Правобережье Волги, на левом берегу реки Медведица, являвшейся левым притоком Дона. Находилась в 100 верстах к юго-западу от Саратова, в 90 верстах к югу от уездного города Аткарска. До октября 1918 г. село входило в Медведицко-Буеракскую (Крестовско-Буеракскую) волость Аткарского уезда Саратовской губернии, образованную в 1871 г. на территории бывшего Норкского колонистского округа. К волости кроме Вальтера относились еще два села – Франк (Медведицко-Крестовый Буерак) и Кольб (Песковатка).

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья село Вальтер первоначально входило в Медведицкий район Голо-Карамышского уезда, а с 1922 г. относилось к Медведицко-Крестово-Буеракскому кантону Республики немцев Поволжья, переименованному в 1927 г. во Франкский кантон. Село являлось административным центром Вальтерского сельского совета. В 1926 г. в Вальтерский сельский совет входило одно с. Вальтер.

Немецкая колония Вальтер была основана 25 августа 1767 г. как коронная колония. Основателями колонии стали 99 семей (376 колонистов) выходцев преимущественно из Гессен-Дармштадта и Ганау. Первоначально колонии не имели собственных названий, а получали только порядковый номер. Позже для обозначения поселений использовали по два или даже по три наименования, связанные с фамилиями первых форштегеров, образованные от названий русских рек или характерных признаков местности. Именно так и получил свое название Вальтер. Немецкое наименование было дано колонии по имени первого старосты Петера Вальтера, 45-летнего хлебопашца из местечка Кирх-Бирфу в графстве Эрбах, прибывшего в колонию вместе с женой Анной-Элизабетой и семью детьми. Официальное русское название – Гречишная Лука (от русских слов «лука» – изгиб, излучина, заворот реки и «гречиха» – род растений из семейства гречишные) было присвоено колонии согласно Указу 26 февраля 1768 г.

Среди первых 107 домохозяев было 42 цеховых (так в этой колонии были записаны представители неземледельческих специальностей), а также хлебник, учитель и даже живописец. Остальные первые переселенцы являлись земледельцами. Практически все первые колонисты были лютеранами. Лишь Иоганн Филипп Рот с женой и холостой Петер Лопес исповедовали реформатскую ветвь протестантизма. Такое конфессиональное единство было достаточно редким для поволжских евангелических колоний, в большинстве которых вместе с протестантами были вынуждены селиться немногочисленные католики.

Первые годы заселения колонистов сопровождались трудностями и невзгодами. В 1774 г. колония подверглась нападению отрядов Е. Пугачева, который прошел через Вальтер по пути из Саратова в Камышин. Восставшие не только разграбили поселение, как и многие другие немецкие колонии, но и сожгли четыре дома.

Для управления колонией во главе общества стоял форштегер – верховный староста. Колонисты пользовались правом выбирать форштегера, который был подотчетен общему собранию колонии и нес ответственность перед вышестоящими инстанциями. Имена всех форштегеров колонии не сохранились; известно, что в 1798 г. форштегером стал Петер Маар. Не всегда отношения между колонистским обществом Вальтера и форштегерами развивались мирно. В 1800 г. Контора опекунства была вынуждена вмешаться в рассмотрение дела «о побоях, причиненных форштегером колонии Гречиная Лука колонисту Алинду». В другом случае Контора применила суровые меры наказания к самому форштегеру. За сокрытие беглых крестьян форштегер и пять колонистов Вальтера подверглись публичному битью прутьями по 40 ударов, а форштегер был переизбран.

Не только укрытие беглых и использование их в качестве дешевой рабочей силы, но и винокурение строго наказывалось властями. Только казна имела исключительное право на производство и сбыт спиртных напитков. Статья 34 «Инструкции о внутреннем распорядке и управлении в поволжских колониях», утвержденной императором 16 сентября 1800 г., гласила: «Из доходящих в Контору от колонистов прошений и жалоб известно, что некоторые… колонисты продают питья в собственных своих домах… Начальники… строжайше наблюдать должны, дабы колонисты отнюдь в домах своих не продавали питей… ибо продажа питей по колониям… должна производима быть под распоряжением содержателя питейных сборов». Однако борьба Конторы с изготовлением спиртных напитков колонистами наталкивалась на открытое сопротивление. В 1777 г., когда служащие Конторы приехали в село, чтобы зачитать указ о запрете самогоноварения, поселяне, не дослушав, «зделали превиликой крик, согласной к бунту, и называли те указы фальшивыми». Некоторые предлагали избить комиссара. Контора предложила колонистам переизбрать форштегера и дать подписку о полном послушании властям. Винная монополия могла передаваться на откуп частным лицам, которые были обложены винокурной пошлиной. В 1784 г. в колонии Казенной палатой был выстроен «питейный дом с сенями и ледниками». В 1820-е гг. «честным винопродавцем» являлся колонист Иван Фонбрук.

Земля, выделенная колонистам, первоначально находилась в надворном пользовании. По ревизии 1834 г. колонисты были наделены землей по 15 десятин на душу. Однако выделенные поселенцам земли стали предметом спора с однодворцами соседнего русского селения Шмаковой Балки. В 1840 г. колонисты получили дополнительные земельные угодья при реке Щелкане Аткарского уезда. Некоторые выделенные участки находились на расстоянии одного дня пути от Вальтера. Это обстоятельство и привело к основанию в 12 милях от колонии на левом берегу реки Щелкан хутора Ней-Вальтер (Гречневая Лука, Вальтер, Хутор Гречинной Луки, Гречинский), в котором по состоянию на 1885 г. проживало 828, а на 1926 г. – 1516 человек. В конце XIX в. был образован хутор Клейн-Вальтер. Малоземелье приводило к основанию дочерних колоний и массовым переселениям колонистов в другие регионы. Выходцами из Вальтера была основана дочерняя колония Гоффенталь. В 1890–1916 гг. 45 жителей Вальтера выехали в Америку, а во время столыпинской аграрной реформы 15 семей (128 человек) из Вальтера были переселены в с. Самарское Змеиногорского уезда Томской губернии.

Колонисты выращивали пшеницу, рожь, овес, просо, ячмень. Для собственного потребления сажали картофель и капусту. Немалое место в сельском хозяйстве занимало разведение табака. Канцелярия опекунства иностранных оказывала содействие поселянам, занимавшимся выращиванием табака. В России табачное производство было слаборазвито, и колонисты с успехом продавали табак в листовом виде в Москве, Петербурге, Астрахани и на Украине. Однако со временем стали возникать трудности со сбытом табака, так как монопольная деятельность купцов резко снизила закупочные цены, и производство табака сократилось до размера внутреннего потребления или вовсе прекратилось.

У немцев Поволжья табаководство носило характер мелкого производства. Начиная с ранней весны, колонисты выращивали рассаду табака, а затем высаживали его на плантациях. Очень тщательно под посадку табака готовилось поле: осенью производилось две или три вспашки. Табак возделывали как на особых плантациях, так и вводили в севооборот с другими растениями для затенения почвы широкими листьями табака. В течение лета табак требовал постоянного ухода – поливки, неоднократного рыхления, борьбы с вредными насекомыми и сорняками. Характерной особенностью табачного производства у поволжских немцев являлось значительное участие в нем женщин (до 50%) и детей (до 10%) в качестве работников.

В отличие от других немецких колоний, где остро стояла проблема с лесными угодьями, в Вальтере имелись небольшие запасы леса, в том числе пригодного для строительства. Тем не менее, при постройке домов колонисты были обязаны каждый раз получать разрешение Конторы опекунства на вырубку леса. Так, среди утраченных дел Саратовской Конторы иностранных поселенцев в Государственном архиве Саратовской области имеются «Дело о разрешении обществу колонии Гречиная Лука вырубить дубовые деревья для поправления мельницы», датированное 1800 г., и «Дело о разрешении колонистам колонии Гречиная Лука вырубить 1500 деревьев» 1802 г. Недостаток пиломатериалов для строительства и починки домов, а также дров для отопления приводил к частым нарушениям колонистами запрета на вырубку леса. В 1916 г. в Вальтере имелись четыре мануфактурных лавки, бакалейная мелочная и молочная лавки, хлебный амбар и водяная мельница.

После революции 1917 г. постоянные реквизиции, военные и трудовые мобилизации осложняли и без того непростое существование жителей села. 5–7 августа в Вальтере произошло восстание колонистов, в ходе которого трое жителей села были убиты. Восстание было жестоко подавлено большевиками, 53 зачинщика и участника выступления были обязаны выплатить государству контрибуцию более 30 тыс. рублей. В годы советской власти в селе имелась кооперативная лавка, была открыта изба-читальня и передвижная библиотека. В период сплошной коллективизации в селе были созданы колхозы «Ротфронт» и «Комсомол». В 1930–1931 гг. в селе было раскулачено 17 хозяйств, 21 человек подвергся принудительному выселению в Сибирь. По состоянию на 1937 г. 15 га пашенных угодий были засажены табаком. После депортации немцев в сентябре 1941 г. в Вальтере осталось лишь шесть семей. С 1942 г. село получило название Гречихино.

Школа и обучение детей. Вместе с первыми колонистами в Вальтер был поселен 35-летний учитель Иоганн Ульрих Шифнер из Заальфельда в Саксонии, прибывший в Россию вместе с женой Анной-Корнелией 23 лет. Первоначально он проводил обучение детей на дому, но уже в 1768 г. в селе появилось собственное школьное здание. До строительства первой церкви в 1806 г. богослужения и школьные занятия проводились в едином школьно-молитвенном доме. В 1896 г. в церковно-приходской школе обучались 212 мальчиков и 239 девочек, должность шульмейстера занимал Михаил Кайзер, должность учителя русского языка – Адольф Кайзер.

2 сентября 1875 г. в селе была открыта земская школа, попечителем которой стал Ефрем Шеслер, а первым учителем перешедший позже в церковную школу Михаил Кайзер. В 1877–1882 гг. учителем работал сын православного дьякона Александр Зодиев, с 1882 г. – потомственный дворянин православного исповедания Федор Бакановский. Школа имела трехлетний срок обучения и являлась однокомплектной. В 1879 г. в земской школе обучалось 33 человека. Плата за обучение составляла 7–8 рублей за ученика. В годы советской власти обе школы были закрыты, а в селе создана начальная школа.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Небольшая часть жителей являлась католиками. Лютеранская община Вальтер относилась к приходу Франк (Медведицко-Крестовый Буерак), который был учрежден в 1768 г. и располагался в Аткарском и Камышинском уездах Саратовской губернии. Он являлся одним из первых 11 протестантских приходов Поволжья. В приход кроме колонии Вальтер входили также немецкие поселения Франк, Кольб (Песковатка), Гуссенбах (Линево Озеро). Приход Франк по состоянию на 1905 г. являлся самым крупным церковным приходом Евангелическо-лютеранской церкви России и насчитывал 28 039 человек.

В первые годы после основания колонии богослужения проходили в школьно-молитвенном доме. Первая кирха в Вальтере появилась в 1806 г. Она была деревянной и имела статус филиальной. Это была временная, простая по композиции и практически лишенная декора постройка, более напоминавшая вместительный жилой дом, нежели богослужебное здание. Она строилась в спешке местными мастерами. В первые годы после основания колоний не могло быть и речи о каком-либо архитектурном стиле, гораздо важнее для колонистов был сам факт появления в российских степях протестантской кирхи, которая служила не только местом проведения богослужений, но и центром общинной жизни.

Со временем кирха стала мала для растущей колонии и не могла вместить всех прихожан. Тогда в селе началось строительство нового храма. К 1830 г. в Вальтере была построена новая деревянная церковь. При ее возведении Контора руководствовалась специальными правилами 1830 г. о строительстве церквей иностранных исповеданий.

Сбор средств на строительство следующей церкви, сохранившейся по настоящее время, начался еще с 1880-х гг. В 1890 г. в селе специально с целью производства кирпича для строящейся кирхи был построен кирпичный завод, прекративший существование после окончания строительства храма. Стены церкви были возведены к середине 1890-х гг., однако окончательно строительство было завершено лишь в 1900–1901 гг., и кирха была освящена в 1902 г. Каменный храм строился под наблюдением местных мастеров Якова Маара и Якова Шеслера. Чертежи и общее руководство процессом строительства вел Индрикис (Генрих) Девендрус из Риги. Девендрус, оставивший свой след в архитектуре современной Латвии, принадлежал к представителям рижской архитектурной школы. Он не получил высшего специального образования и имел звание техника-архитектора. Многие его проекты были близки к рационалистическому модерну, однако их вершиной стала кирха в Вальтере. 19-метровую кирху венчал шпиль с позолоченным крестом, на башне было установлено пять колоколов. Внутренний интерьер кирхи был достаточно светлым, в главном зале и на балконах были установлены скамьи на тысячу человек.

Общине Вальтер и приходу Франк, к которому она относилась, изначально повезло больше других церковных общин, не имевших в первые годы после своего создания собственных священников. Община уже на следующий год после своего возникновения получила первого пастора, выпускника Кенигсбергского университета Иоганна Миттельштедта.

В 1917–1918 гг. при приходе действовало Общество вспомоществования беженцам. Провозглашение 19 октября 1918 г. Автономной трудовой коммуны немцев Поволжья повлекло за собой образование независимой от Лютеранской церкви России церковной организации, возглавлял которую «генеральный комиссар» президиума исполкома, ставленник коммунистов, мирянин Давид Шульц. Новая структура не имела поддержки ни в общинах, ни у пасторов. Некоторые священники, выступавшие против такой церковной организации и ее руководителя, поплатились своей свободой. Так, пастор Артур-Юлий Вильгельмович Клюк (1891 – после 1931) был арестован 6 января 1920 г. и заключен под стражу. Церковные общины Вальтера, Франка, Кольба и Гуссенбаха собрали подписи в защиту пастора и обратились в компетентные органы с ходатайством об освобождении своего священнослужителя, называя причиной его ареста разногласия с руководителем созданной большевиками церковной структуры – комиссаром Шульцем. Пастор Клюк был освобожден из-под ареста в марте 1920 г., после чего в качестве исправительного наказания был привлечен к работе в военном комиссариате. Во время голода начала 1920-х гг. он активно участвовал в работе международных организаций по распределению пожертвований, проживая во Франке и в Марксштадте, пастором лютеранской общины которого стал с 1929 г. В феврале 1929 г. он был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и приговорен к 10 годам лишения свободы. Последний пастор прихода – Конрад Штааб (1891 – после 1934), выпускник семинарии проповедников в Ленинграде, также был арестован в 1934 г. в Камышине и отправлен в лагерь, где и умер.

В 1931 г. в Президиум ЦИК АССР НП были направлены секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в селе Вальтер насчитывалось 869 верующих, из них четыре были отнесены к категории лишенцев (лишенных политических прав). Президиум ЦИК предложил ускорить процесс ликвидации в селе церкви. В июне 1934 г. Президиум АССР немцев Поволжья получил сообщение от местных органов власти: несмотря на то, что церкви в близлежащих к Вальтеру селах уже перешли к сельсоветам «юридически и фактически» и были переоборудованы в Народные дома, церковь в Вальтере еще находится в распоряжении верующих. Поэтому Президиум потребовал от местных органов власти срочного решения этого вопроса. Уже в августе того же года сельсовет отрапортовал в вышестоящие инстанции, что «каменная церковь в распоряжении верующих не находится, но юридически государству не передана… пасторы и шульмейстеры в кантоне больше не работают, богослужение не ведется». Официально решение о закрытии церкви Комиссия по вопросам культов при ЦИК АССР немцев Поволжья приняла 4 апреля 1935 г.

Список пасторов. Пасторы прихода Франк (Медведицко-Крестовый Буерак), служившие в общине Вальтер. 1768–1770 гг. – Иоганн Фридрих Миттельштедт (Johann Friedrich Mittelstȁdt). 1771–1776 гг. – Иоганн Фридрих Гейтциг (Johann Friedrich Heitzig). 1777 г. – приход не имел пастора. 1778–1782 гг. – Лаврентий Альбаум (Laurentius Ahlbaum). 1782–1786 гг. – Самуэль Траугот Бюттнер (Samuel Traugott Bȕttner). 1787 г. – приход не имел пастора. 1788–1818 гг. – Франц Август Флиттнер (Franz August Flittner). 1818–1820 гг. – Давид Флиттнер (David Flittner). 1820–1837 гг. – Франц Гельц (Franz Hȍlz). 1838–1866 гг. – Якоб Вюртнер (Jakob Wȕrthner). 1867–1878 гг. – Эрнст Теофил Давид (Ernst Theophil David). 1879–1882 гг. – Самуэль Петр Диттрих (Samuel Petrus Dittrich). 1883 г. – приход не имел пастора. 1884–1901 гг. – Карл Рудольф Роос (Karl Rudolf Roos). 1901–1915 гг. – Михаил Зомельт (Michael Somelt). 1917–1920 гг. – Артур Юлиус Клюк (Arthur Julius Kluck). 1925–1927 гг. – Конрад Штааб (Konrad Staab).

Численность населения. В 1767 г. в Вальтере проживало 376 иностранных колонистов, в 1773 г. их насчитывалось 431 человек. В 1788 г. в колонии проживало 622 человека, в 1798 г. – 762, в 1816 г. – 1173, в 1834 г. – 1989 человек. В 1850 г. количество жителей в Вальтере составляло 2899 человек, в 1859 г. – 3264, в 1885 г. – 2044 человека. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г., в Вальтере проживало 2427 человек, из них 2424 были немцами. По состоянию на 1911 г. в селе насчитывалось 2291 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в селе проживало 2556 человек. На численности населения особенно сказались последствия голода начала 1920-х гг. В 1921 г. в селе родилось 152, а умерло 180 человек. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Вальтере проживало всего 2559, в 1923 г. – 2754 человека. По переписи населения 1926 г. село насчитывало 2494 жителей, все они были немцами. В 1931 г. в селе проживало 2138 человек, из них 2136 немцев.

Село сегодня. Ныне с. Гречихино Камышинского района Волгоградской области. Население современного села составляет около 100 человек. По своим размерам и количеству жителей современное Гречихино более чем в 20 раз уступает дореволюционному Вальтеру. О немцах-лютеранах здесь кроме великолепной кирхи уже практически ничего не напоминает. В Гречихино сохранилось лишь два старых немецких жилых дома, оба находятся в достаточно плохом состоянии. Зато бывшая лютеранская кирха по-прежнему приковывает к себе восхищенные взгляды. С полным правом можно утверждать, что это одна из красивейших лютеранских церквей, сохранившихся сегодня в Поволжье. Ее состоянию могут позавидовать многие бывшие немецкие храмы. Сегодня кирха, построенная по проекту архитектора Девендруса, используется как амбар и склад для сельскохозяйственного оборудования, что и обеспечило ее относительную сохранность. Практически не повреждена крыша, всегда плотно закрыты массивные двери, благодаря чему не только степные ветры, но и любопытные исследователи истории российских немцев не могут проникнуть внутрь.

Удаленность от крупных населенных пунктов не останавливает многочисленных туристов, желающих полюбоваться мастерством строителей конца ХIХ в. К сожалению, с годами бывшая кирха, шедевр немецкого зодчества, созданный известным европейским мастером на средства нескольких поколений жителей села, разрушается без всякого сожаления. Рядом с кирхой хорошо просматривается старое немецкое кладбище. Недалеко от кирхи сохранилось и большое здание из красного кирпича, видимо, хлебный амбар или мельница.

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 1. Д. 2711, 3284, 3492, 3765; Ф. 637. Оп. 2. Д. 3769; ГАВО. Ф. 263. Оп. 1; ГИАНП. Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 107; Д. 890. Л. 28, 34, 84; Д. 1062. Л. 173.

Литература

Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. – М., 1997; Дорн О. Немецкие колонии Вальтер и Ротгаммель: сравнительный анализ // http://wolgadeutsche.ru/fotos/dorn/Walter_Rothammel.pdf; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. – Часть I; Немецкие населенные пункты в Российской Империи: География и население. Справочник / Сост.: В.Ф. Дизендорф. – М., 2002; Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине ХVIII века. – М., 1998; Полное собрание законов Российской Империи. – Собр. 1. – Т. XXVI. – СПб., 1832; Einwanderung in das Wolgagebiet: 1764–1767 / Hrsg.: Alfred Eisfeld. Bearb.: Igor Pleve. Bd. 4. Kolonien Reinhardt – Warenburg. – Göttingen: Göttingenger Arbeitskreis, 2008; Nachrichten. – 1937. – 27. Juni.

Подняться вверх