РОЗЕНТАЛЬ (Rosental, Розовка), ныне с. Розовка Краснокутского района Саратовской области, немецкая колония в степной части Левобережья Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Вид на село
Кладбище
Надгробия

РОЗЕНТАЛЬ (Rosental, Розовка), ныне с. Розовка Краснокутского района Саратовской области, немецкая колония в степной части Левобережья Волги, на правом берегу реки Еруслан, в 24 верстах к северо-востоку от Красного Кута, вблизи от почтового тракта Саратов – Новоузенск. С 1871 г. до октября 1918 г. село входило в Верхне-Ерусланскую волость Новоузенского уезда Самарской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Розенталь являлось административным центром Розентальского сельского совета Краснокутского кантона. В 1926 г. в Розентальский сельский совет входило одно с. Розенталь.

Немецкая колония Розенталь была основана в 1849 г. Поселение было создано из колонистов, проживавших ранее в левобережных материнских колониях Боаро (ныне с. Бородаевка Марксовского района Саратовской обл.), Борегардт (ныне с. Приволжское Марксовского района Саратовской обл.), Екатериненштадт (ныне г. Маркс Саратовской области), Кано (ныне с. Андреевка Марксовского района Саратовской обл.), Орловское (ныне с. Орловское Марксовского района Саратовской обл.), Паульское (ныне с. Павловка Марксовского района Саратовской обл.), Филиппсфельд (ныне с. Филипповка Марксовского района Саратовской обл.). Основной причиной, способствовавшей созданию дочерних поселений, стало малоземелье колонистов в материнских колониях. В 1848 г. Контора опекунства рассматривала вопрос «об учреждении новой колоний Розенталь» и отводе для нее земли.

Название колонии в переводе с немецкого означало «розовая долина» и произошло от немецких слов «Rose» – «роза» и «Tal» – «долина». Такое название не соответствовало действительности, так как место, где находилась колония, было окружено бескрайними степями, овражистыми и солончаковыми землями, где выращивание роз было весьма проблематичным. Администрация колоний, стремившаяся называть поселения ярко и красиво, дала наименование Розенталь (второе название – Валуевка) еще одной колонии, основанной меннонитами и располагавшейся в Малышинской волости Новоузенского уезда (ныне не существует).

От перевода первой части немецкого наименования появилось и русское название колонии – Розовка. Оно было дано колонии в 1916 г., когда в стране развернулась антинемецкая пропаганда. После создания в 1918 г. Трудовой коммуны немцев Поволжья селам были возвращены немецкие названия.

По состоянию на 1857 г., в селе проживало 113 семей, владевших 4470 десятинами земли. Колонисты занимались преимущественно хлебопашеством. Поселенцы специализировались на разведении пшеницы, но и посевы ржи составляли примерно 1/3 часть от посевов пшеницы. Когда в 1891–1892 гг. в поволжских колониях свирепствовал голод, Розенталь, как и многие другие города и села, находился в тяжелейшем положении. Волостной староста Верхне-Ерусланской волости Новоузенского уезда, обратился в январе 1892 г. к земскому начальству с просьбой открыть в Розентале и других близлежащих селах уезда бесплатные столовые для кормления голодающих, составив списки нуждающихся. В 1892 г. в Розентале голодало 165 семей, в которых насчитывалось 907 человек (за исключением детей до одного года). На каждую семью из пяти человек в среднем приходился один кормилец. Из всех голодающих только 188 человек были трудоспособными лицами мужского пола, остальные 719 являлись неработающими стариками, женщинами и детьми. В этих семьях насчитывалось всего 192 лошади и 75 коров. Овцы и мелкий рогатый скот были съедены.

Голодные крестьяне бежали из своих поселений в города, надеясь найти там хоть какие-то средства к существованию. В анкетах, распространявшихся среди голодающих беженцев, наряду с обычными вопросами (имя, сословие, вероисповедание), содержались вопросы, которые давали ясное представление о положении населения: зачем прибыли в город (наиболее характерным был следующий ответ: «ушел из деревни, надеясь найти работу, но ее не нашел и перебиваюсь кое-как»); кто из членов семьи и какую одежду и обувь имеет и у кого какой нет; где спят; что ели в последнюю неделю; давно ли собирают милостыню; что нужно семье и др.

К началу ХХ в. в селе насчитывалось 399 дворов. После прихода к власти большевиков жители села пережили голод начала 1920-х и 1930-х гг., раскулачивание, коллективизацию. В 1931 г. в селе произошли выступления, вызванные нехваткой продовольствия. Во время молотьбы колхозного хлеба наблюдались массовые кражи зерна голодавшими крестьянами. В годы советской власти в селе было создано сельскохозяйственное кооперативное товарищество, работала кооперативная лавка, была открыта изба-читальня. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села, с 1942 г. село носит название Розовка.

Школа и обучение детей. Церковная школа появилась в селе с момента его основания. До строительства церкви в 1860 г. богослужения и школьные занятия проводились в едином школьно-молитвенном доме. Учебный год начинался 15 октября и заканчивался 15 апреля. Школьные занятия продолжались с 8 утра и до 16 часов, перерыв длился с 12 и до 14 часов. Школьники изучали библейскую историю, катехизис, учились чтению, письму и счету. Дети посещали школу, начиная с 7-летнего возраста и до конфирмации, проводившейся в 15 лет. Все ученики вне зависимости от возраста обучались в одном классе. Младшие дети занимали первые парты. Дети постарше, уже умевшие читать, располагались на последних партах и могли помогать учителю. В конце ХIХ в. в селе появилась земская школа.

Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из 2500 жителей села 376 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. В отличие от других немецких поселений, в Розентале посещаемость школы детьми школьного возраста была стопроцентной. В 1906 г. в земской школе обучалось 38 мальчиков, 12 девочек и работал один учитель; церковную школу посещало 135 мальчика, 138 девочек, в ней работало два учителя. В годы советской власти церковная и земская школы были закрыты, а вместо них в селе была создана начальная школа.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Евангелическо-лютеранская немецкая община колонии Розенталь первоначально входила в состав прихода Шендорф (ныне с. Репное Краснокутского района Саратовской обл.), основанный 22 июля 1864 г. В 1905 г. приход Шендорф был разделен на два прихода – Шенталь (ныне с. Долина Краснокутского района Саратовской обл.) и Гоффенталь (ныне с. Ждановка Краснокутского района Саратовской обл.), к последнему и была отнесена община Розенталь. Приход Гоффенталь являлся немецко-эстонским, был утвержден 13 мая 1905 г. В приход входили немецкие поселения Гоффенталь, Константиновка, Розенталь, Екатериненталь, Штрассендорф, а также эстонские села Лифляндка, Балтийка, Эстонка и Горецкая. По состоянию на 1905 г. приход Гоффенталь насчитывал 8000 прихожан, из них 588 являлись реформатами.

Первая церковь в Розентале появилась только через 11 лет после основания колонии. До этого времени прихожане проводили богослужения в школьно-молитвенном доме. В конце 1850-х гг. жители села приняли решение о необходимости строительства отдельного церковного здания и начали сбор добровольных пожертвований. Однако собранных средств оказалось недостаточно для возведения абсолютно нового церковного здания. Поэтому жители села, рассчитывая на помощь со стороны материнской колонии, в которой они сами и их предки исправно платили общественные сборы, приняли решение приобрести здание кирхи в материнской колонии Паульское, где кирха стояла с 1801 г. В 1860 г. церковное здание было аккуратно разобрано, перевезено в Розенталь и вновь отстроено на новом каменном фундаменте. При повторной сборке в проект здания были внесены некоторые изменения. В Розентале имелся и вместительный школьно-молитвенный дом, который находился недалеко от церкви.

С установлением советской власти в стране началось проведение комплекса мероприятий, направленных на устранение церкви из сфер гражданской и государственной жизни, закрытие храмов и репрессии священнослужителей. Последний пастор прихода Гоффенталь Ганс Бюттнер, опасаясь ареста, в 1918 г. эмигрировал в Латвию, а затем в Германию. Многотысячный приход остался без священнослужителя.

Не имея собственного пастора, община попала под влияние кюстера из немецкого села Фишер Якоба Фрицлера, провозгласившего себя епископом и ставшего основателем Свободной Лютеранской церкви в Поволжье. Советская историография 1920-х гг. оценивала положение в немецких колониях следующим образом: «Официальная Лютеранская Церковь очень встревожена ростом этого движения и делает все от нее зависящее, чтобы парализовать его. Что касается отношения сект к советской власти, то живая немецкая церковь… выпустила декларацию с “признанием” постановлений XIII-го съезда, с приветствием отделения церкви от государства и с выражением особого удовлетворения по поводу мероприятий по ликвидации безграмотности и пр., и пр. и с выражением готовности принять посильное участие в культурных начинаниях советской власти».

Видимо с целью вернуть верующих в лоно церкви и возобновить проведение богослужений в общине начал проповедовать пастор Георг Шварц из соседнего прихода Шенталь. Архивные документы свидетельствуют о том, что, пастор Шварц находился под наблюдением советских органов и в отчете региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов он был назван пастором Розенталя, «лишенцем» и «злостным неплательщиком церковного налога». Число верующих с каждым днем неумолимо сокращалось, не только деятельность священников, но и простых верующих находилась под постоянным контролем со стороны органов власти. В январе 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в Розентале на тот момент времени церковь еще не была закрыта, в церковной общине насчитывалось 966 верующих, из них 92 человека были отнесены к категории лишенцев (лишенных политических прав). Президиум ЦИК предложил рассмотреть вопрос о скорейшем закрытии церкви. Число верующих с каждым днем неумолимо сокращалось, деятельность общины находилась под постоянным контролем со стороны органов власти. Президиум ЦИК предложил рассмотреть вопрос о скорейшем закрытии церкви.

Точная дата закрытия церкви в Розентале не известна. Массовый характер закрытие церквей приобрело в середине 1930-х гг., к 1938 г. в Поволжье не осталось ни одной лютеранской кирхи. В ряде мест церкви перестраивались в склады, гаражи или просто отдавались под слом, как не соответствовавшие требованиям социалистической архитектуры, что случилось и с кирхой в Розентале.

Список пасторов. Пасторы прихода Шендорф, служившие в общине Розенталь. 1865–1904 гг. – Николай Рейнгольд Шпрекельзен (Nikolai Reinhold Sprekelsen). Пасторы прихода Гоффенталь, служившие в общине Розенталь. 1905 г. – Иоганн Штенцель (Johannes Stenzel). 1906–1912 гг. – Иоганн Георг Шварц (Johann Georg Schwartz). 1913–1918 гг. – Ганс Бюттнер (Hans Büttner). Пасторы прихода Шенталь, служившие в общине Розенталь. До 1932 г. – Иоганн Георг Шварц (Johann Georg Schwartz).

Численность населения. В 1850 г. в Розентале проживало 179 человек, в 1859 г. их насчитывалось 409, в 1889 г. – 1279 человек. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г. в Розентале проживало 1612 человек, из них 1605 были немцами. По состоянию на 1905 г. в селе проживало 2422 человека. В 1910 г. в селе насчитывалось 2723 человека. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в Розентале проживало 2323 человека, все они были немцами. В 1921 г. в селе родилось 117, а умер 161 человек. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в селе насчитывалось 1579, а в 1923 г. 1612 человек. По переписи населения 1926 г., общее количество населения в селе составляло 1791 человек, 1786 из них были немцами. В 1931 г. в селе проживало 2434 человека, из них – 2430 немцев.

Село сегодня. Ныне с. Розовка Краснокутского района Саратовской области. Сегодня это маленькое село уже ничем не напоминает бывшую немецкую колонию. В современной Розовке на ее практически единственной улице не найти ни одного дома с ярко выраженной немецкой архитектурой. Лишь на окраине села сохранились развалины старых построек.

Однако по сравнению со многими другими селами, являвшимися ранее немецкими, пожалуй, только в Розовке сохранилось так много немецких захоронений. Рядом с современным кладбищем Розовки находится довольно большое немецкое кладбище. На территории старого кладбища, ничем не огороженной, хорошо просматриваются холмики на месте могил. По земле беспорядочно разбросаны фрагменты крестов и памятников, надгробные плиты. Однако имеются и десятки хорошо сохранившихся металлических крестов 1920-х – 1930-х гг., в том числе и на той части кладбища, где велись захоронения детей. На многих крестах имеются таблички, на которых довольно легко читаются фамилии и имена умерших.

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 7. Д. 36; Ф. 637. Оп. 19. Д. 133–134; Ф. 852. Оп. 1. Д. 137. Л. 10; Д. 148. Л. 45; ГИАНП. Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 71, 81; Ф. 1831. Оп. 1. Д. 299. Л. 59.

Литература

Герман А.А. Немецкая автономия на Волге. 1918–1941. Часть II. Автономная республика. 1924–1941. – Саратов, 1992–1994; Гросс Э. Автономная Социалистическая Советская Республика немцев Поволжья. – Покровск, 1926; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. – Часть I; Немецкие населенные пункты в Российской Империи: География и население. Справочник / Сост.: В.Ф. Дизендорф. – М., 2002; Савченко И.А., Дубинин С.И. Российские немцы в Самарском крае. Историко-краеведческие очерки. – Самара, 1994.

ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
Изменения в статье:
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Подняться вверх