ПОБОЧНОЕ (Nebendorf, Побочная, Небендорф, Средний Колонок), ныне не существует, немецкая колония в лесной и холмистой части Правобережья Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Ландшафт вокруг бывшего с. Побочное. Фото Е. Мошкова 2012 г.
Современные дома на территории бывшего с. Побочное. Фото Е. Мошкова 2012 г.
Здесь был один из домов с. Побочное. Фото Е. Мошкова. 2012 г.
Бывший колодец с. Побочное. Фото Е. Мошкова. 2012 г.

ПОБОЧНОЕ (Nebendorf, Побочная, Небендорф, Средний Колонок), ныне не существует, немецкая колония в лесной и холмистой части Правобережья Волги, в 48 верстах к северо-западу от Саратова. С 1871 г. до октября 1918 г. село входило в Ягодно-Полянскую волость Саратовского уезда Саратовской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Побочное являлось административным центром Побочненского сельского совета Ягодно-Полянского района Нижнее-Волжского края. В 1926 г. в Побочненский сельский совет входило одно с. Побочное. 1 апреля 1932 г. согласно Постановлению ВЦИК РСФСР «О перечислении по Нижне-Волжскому краю Ягодно-Полянского района в состав АССР НП» Ягодно-Полянский кантон стал тринадцатым кантоном АССР немцев Поволжья. В состав вновь образованного кантона вошли три немецких села – Ягодная Поляна (Беренфельд), Скатовка (Ней-Штрауб) и Побочное, а также еще пять небольших населенных пунктов. Кантон располагался за пределами АССР немцев Поволжья, в 50 км к северо-западу от Саратова и занимал площадь 38 703 гектара. Ягодно-Полянский кантон находился в составе АССР НП менее трех лет, в феврале 1935 г. его территория была передана Саратовской области и до 1941 г. входила в состав различных районов: Вязовского, Базарно-Карабулакского и Ново-Бурасского.

Немецкая колония Побочное была основана 4 июля 1773 г. из колонистов, прибывших в Россию за собственные средства в 1772 г. Основателями колонии стали 19 семей, большинство из которых являлись выходцами из княжества Изенбург (историческая часть современных земель Гессен, Рейнланд-Пфальц, Северный Рейн-Вестфалия) и исповедовавшими лютеранство и реформатство.

История появления этой немецкой колонии отличается от строго регламентированного государством порядка создания других немецких поселений на Волге не только по времени появления, но и по особенностям заселения колонистов. Дело в том, что большинство немецких колоний на Волге к тому времени уже было основано и в 1766 г. из-за противодействия российской колонизационной политике в Европе российское правительство даже приняло решение временно прекратить вызов колонистов для сохранения добрососедских отношений с германскими государствами. Однако 28 семей из Изенбургского графства, распродав свое имущество, наняли за собственные средства корабль и прибыли 17 июля 1772 г. в Санкт-Петербург, где рассчитывали получить поддержку российского правительства. Канцелярия опекунства действительно с помощью военной коллегии организовала транспортировку 114 колонистов в сопровождении одного офицера и четырех солдат в Саратов и предоставила колонистам врача. Однако из-за неподготовленности судов и подвод, нерасторопности местных властей, сурового климата путь в Саратов составил четыре долгих месяца, он был долгим и трудным. За это время умерло 15 человек, преимущественно детей, у двух колонисток – Анны Марии Винцель (урожд. Вейнгерт) и Анны Катарины Шнейдер (урожд. Ламм) – родились дети. В начале ноября, когда продвижение по Волге, покрывшейся льдом, стало невозможным, колонистов с разрешения Казанского губернатора на месяц разместили в селе Нижний Услон.

В Саратов 27 семей переселенцев прибыло по зимнику лишь 21 декабря, здесь же колонисты провели первую зиму. 8 семей выразили желание расселиться по уже существовавшим немецким колониям, где имелись свободные дома. 19 семей, составлявших последнюю группу иностранных колонистов в Поволжье, приняли решение поселиться вместе. После долгих бюрократических проволочек 22 июня 1773 г. колонисты были отправлены на отведенное им место рядом с колонией Ягодная Поляна. Контора опекунства выделила переселенцам необходимые сельскохозяйственные инструменты, лошадей, коров и кормовые деньги. 4 июля форштегер Самуэль Шнейдер, избранный на общем собрании еще в июле 1772 г., представил план колонии. Подряд на строительство для переселенцев 19 домов, амбаров и конюшен получил серпуховский купец М. Тарасов. К осени первые дома были построены.

В наименовании колонии, названной так по одноименной речке – Побочная – отразилась и второстепенная роль поселения по отношению к другой близлежащей, но более многочисленной немецкой колонии – Ягодной Поляне, являвшейся центром волости и основанной в 1767 г. Немецкое название Небендорф также указывало на подчиненное положение поселения и в дословном переводе с немецкого языка означало «Соседняя (побочная, находившаяся рядом) деревня». Второе название – Средний Колонок указывало на географическое расположение и время появления поселения: Ягодная Поляна имела название Верхний Колонок или Старый Колонок, а образованная в 1802 г. колония Ней-Штрауб (Новая Скатовка) получила название Новый Колонок.

Через год после основания, в августе 1774 г., поселение было разграблено отрядами Емельяна Пугачева. Побочное стало второй немецкой колонией, куда вошли мятежники. Сам Пугачев остановился в Ягодной Поляне, где встреча повстанцев с колонистами прошла довольно мирно, а Побочное, в которое направились оставшиеся без присмотра предводителя повстанцы, подверглось разграблению. Один из отрядов, численностью всего в 10 человек, вооруженных пищалями, забрал личное имущество многих колонистов и увел с собой табун лошадей. Грабежи привели в смятение жителей колонии, перезимовавших в России первый год и только начавших обустраиваться.

Суровые морозные зимы, отсутствие теплых вещей и элементарных предметов быта доставляли первым колонистам немало хлопот. Однако колония росла и расширялась, увеличивалось количество семей, строились новые дома, общественные здания. Среди утраченных дел Саратовской Конторы иностранных поселенцев в Государственном архиве Саратовской области имеется «Дело об уничтожении в колонии Побочная дворового места, занятого на самом проулке, и назначении его по новой линии», датированное 1801 г. Контора опекунства четко регламентировала внутренний распорядок и принципы управлении в поволжских колониях и старалась «обывателей приучать… чтоб сообразуясь с обычаем народа, в расположении строений в колониях, наблюдаем был должный порядок и правила в построении домов так, дабы от пожарного случая скорее и удобнее предохранены быть могли; без позволения ж Конторы вновь домов самим собою отнюдь не строить».

Со временем в колонии началось развитие мукомольного производства. В 1806–1807 гг. Контора опекунства разрешила колонистам Иоганнесу Руди и Петеру Вагнеру построить водяные мельницы, уже через несколько лет мельницы содержали также колонисты Иоганн Вильгельм и Мельхиор Окс. В 1820-е гг. колонистом Иоганном Браком был открыт в колонии питейный дом. В 1821 г. Контора опекунства разрешила колонисту Руди «строить на Московской большой дороге постоялые дворы». Почтовая дорога из Саратова в Москву проходила всего в нескольких верстах от колонии, что приносило колонистам определенный доход.

Регулируя условия хозяйственной жизни колонистов и строго регламентируя порядок управления колониями, Контора опекунства практически не считалась с дарованным поселенцам правом на самоуправление и выборности начальников. Так, в сентябре 1779 г. колонисты Побочного обратились в Контору опекунства с жалобой на форштегера Витиха, который, не пользуясь уважением у общества колонии, не желал оставлять свою должность. Однако перевыборы были запрещены, «пока из сего непорядочного общества сыщется… способный человек». Все же уже в следующем 1800 г. форштегером был назначен Кох, а головой – Руди. Имена всех форштегеров колонии до наших дней не дошли, известно лишь, что в 1820-е гг. форштегером колонии вновь являлся колонист по фамилии Виттиг (Витих).

Поселенцы занимались хлебопашеством, специализировались на разведении пшеницы и ржи. В отличие от левобережных немецких колоний, в которых остро стояла проблема с лесными угодьями, в Побочном имелось достаточное количества леса, в том числе пригодного для строительства. Если в левобережных колониях на семью приходилось от 2 до 5 десятин леса, то в Побочном лесная площадь достигала 20,4 десятины леса на семью. Тем не менее, при постройке домов колонисты были обязаны каждый раз получать разрешение Конторы опекунства на вырубку леса. Так, в Государственном архиве Саратовской области имеются «Дело о разрешении колонистам колонии Побочная вырубить деревья», «Дело о разрешении колонисту колонии Побочная Руди вырубить 40 деревьев» или «Дело о разрешении колонисту колонии Побочная Витагу (Виттигу) вырубить 60 деревьев» датированные 1804 г. Вырубка леса могла производиться только с разрешения Конторы опекунства. В условиях степной зоны недостаток пиломатериалов для строительства и починки домов, а также дров для отопления приводил к частым нарушениям колонистами запрета на вырубку леса. Статья 53 «Инструкции о внутреннем распорядке и управлении в поволжских колониях», утвержденная императором 16 сентября 1820 г., гласила: «В селениях, кои лесами отведенными в дачи изобилуют, всякое излишнее употребление пресечь и ограничить его так, чтоб колонисты, кроме нужных по дому надобностей продажею в другие места не пользовались, и доходу себе из оного отнюдь бы не делали».

Контора опекунства строго следила и за тем, чтобы жители соседних русских сел не покушались на лесные и земельные угодья колонистов. Например, в 1814 г. форштегер Побочного направил в Контору донесение о порубке леса, принадлежащего колонистам, крестьянами помещика Федулова. Несколько десятилетий продолжалась тяжба колонистов с помещиками Щербининым и Абразовым, захватившими земли Побочного. В результате взамен утраченных земельных угодий колонистам были выделены участки для пашни в других местах. В 1831–1832 гг. Конторой опекунства по заданию Департамента государственного хозяйства и публичных зданий Министерства Внутренних Дел было проведено обследование социально-экономического положения колонии Побочное, рассмотрены частные жалобы колонистов и сделан вывод об удовлетворительном состоянии колонии. Однако уже через несколько десятилетий, в 1861–1870 гг. Саратовское губернское правление и Контора опекунства вновь рассматривали дело о территориальных претензиях, возникших между колонистами села Побочное и крестьянами русских деревень Рождественское и Вязовка.

Десятки жителей Побочного работали не только на полях, но и как надомники-ткачи, получавшие заказы на выделку сарпинки из колоний Антон, Норка, Гук и др. По состоянию на 1859 г. в селе работало 16 заводов и четыре мельницы. Основным промышленным предприятием села являлся крахмало-паточный завод, производивший из картофеля крахмал и патоку. По состоянию на 1870 г. крахмало-паточные заводы в Побочном и Ягодной Поляне принесли чистую прибыль в размере 20 тыс. руб. В 1857 г. в селе проживало 178 семей, владевших 2840 десятинами земли, в 1859 г. насчитывалось 239 дворов, в 1911 г. – 392 двора.

Рост числа населения и малоземелье заставляли колонистов создавать дочерние поселения. Так, в 1858 г. выходцы из Побочного основали в степной части Левобережья Волги, на левом берегу реки Еруслан, в 34 верстах к северо-востоку от Красного Кута, на почтовом тракте Саратов – Новоузенск дочернюю колонию Шенфельд (ныне не существует) и в 29 верстах от Красного Кута дочернюю колонию Шендорф (ныне с. Репное Краснокутского района Саратовской области).

Постоянный рост населения вынудил колонистов искать новые земли не только в Поволжье, но и далеко за пределами Побочного. 30 апреля 1906 г. в Одесском районе Омской области переселенцами было основано село Побочино, получившее свое наименование по названию малой родины и существующее по настоящее время. Немцев в Побочино постигла та же участь, что и их родственников на Волге: коллективизация и раскулачивание, репрессии и выселение. Лютеранский молитвенный дом в Побочино был закрыт в апреле 1931 г., его здание уничтожено, а в 1941 г., когда население села составляло 428 человек, большинство немцев было отправлено в трудармию. С 2004 г. в Побочино открыт частный немецкий музей имени Н.А. Дубеля.

Немецкое население, основывавшее по всей России многочисленные поселения, с одной стороны, интегрировалось в российское общество, с другой, – продолжало вести обособленный образ жизни. Один из исторических документов 1920-х гг. отмечает изолированность немецкого населения Ягодно-Полянской волости и отсутствие контактов с русскими крестьянами: «В родство даже с соседним тоже немецким поселком Побочным, находящимся в расстоянии всего 7 верст от села Ягодная Поляна население не вступало... О родстве с русскими, конечно, мысли не возникает и до сих пор. Замкнутость существования немецкого населения приводит к тому, что некоторая часть, главным образом, женского населения или почти не понимает русского языка или же объясняется на нем с большим трудом». В годы советской власти жители села Побочное по-прежнему занимались земледелием, скотоводством и переработкой сельскохозяйственной продукции, в селе было создано сельскохозяйственное кредитное товарищество, работала кооперативная лавка, магазины, мастерские. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села.

Школа и обучение детей. В церковной школе, появившейся в селе с момента основания, обучались дети в возрасте от 7 до 15 лет. До строительства первой кирхи богослужения и школьные занятия проводились в школьно-молитвенном доме. Церковные школы преследовали в основном цели наставления юношества в вере. В школе преподавались закон Божий, церковное пение, чтение церковной и гражданской печати, письмо, арифметика, давались основные сведения из мировой истории. Материал для чтения, как правило, был религиозного содержания. Обучение вели кюстеры-шульмейстеры. Уроки длились с 8 до 11 часов утра и с 14 до 16 часов после обеда. Обучение продолжалось в период с 20 августа по 20 июня. Остальное время дети вместе с родителями и учитель занимались сельскохозяйственными работами. Так, одна из статей «Инструкции о внутреннем распорядке и управлении в поволжских колониях», утвержденной императором 16 сентября 1800 г., предусматривала привлечение детей с 10-летнего возраста к сельскохозяйственным работам: «Чтоб посеянный озимый и яровой хлеб от травы не был заглушаем, всеми силами стараться, пашенную землю, сколько можно, лучше боронить, так, чтоб не разбитных глыб не оставалось, а потом по всходе, если где покажется трава, то поля таковые всегда прилежно полоть, употребляя к тому малолетних от 10 лет ребят».

В начале ХХ века в школе с. Побочное обучалось более 400 детей. Грамотность мужского населения Ягоднополянской волости по переписи 1920 г. составляла 30,9%, женского населения 29,8%. В годы советской власти церковная школа была закрыта, а вместо нее в селе была создана начальная школа.

Вероисповедание жителей и церковь. Особенностью конфессионального состава жителей Побочного являлась принадлежность большинства жителей к реформатской ветви протестантизма. По состоянию на 1905 г. из 3616 жителей села реформатами являлись 2894 человека (80%), остальные колонисты принадлежали к лютеранскому исповеданию.

Евангелическо-лютеранская немецкая община колонии Побочное входила в состав прихода Ягодная Поляна, основанный, по одним данным, в 1785 г., по другим, – в 1804 г. Согласно архивным данным, конституирование прихода произошло в 1799 г.: опись дел Саратовской Конторы иностранных поселенцев упоминает «Дело о присоединении к здешнему евангелическому приходу колония Ягодная Поляна и Побочная». С 1802 г. в приход входили колонии Побочное, Ягодная Поляна и Новая Скатовка. По состоянию на 1905 г. приход Ягодная Поляна насчитывал 15 692 прихожанина.

Точная дата строительства в Побочном богослужебного здания не известна. Некоторое время колонисты-реформаты проводили собственные церковные службы, а лютеране были вынуждены еженедельно добираться на воскресные богослужения в Ягодную Поляну, находившуюся в семи верстах от Побочного. Однако с увеличением числа жителей и появлением у прихода в 1804 г. своего пастора, было принято решение о регулярном посещении реформатов Побочной лютеранским пастором и о строительстве жителями Побочной собственного молитвенного дома. Можно утверждать, что он был возведен не ранее 1803 г. и не позже 1810 г. Он строился без специального архитектурного проекта, руками колонистов. В первые годы после основания колоний не могло быть и речи о каком-либо архитектурном стиле, гораздо важнее для колонистов был сам факт возведения в российских степях протестантского богослужебного здания, который служил не только местом проведения богослужений, но и центром общинной жизни. Во второй половине ХIХ в. в селе была построена большая деревянная церковь, богослужения в которой проводились до середины 1930-х гг.

В первые годы после основания Побочное не имело собственного пастора. Среди утраченных дел Саратовской Конторы иностранных поселенцев в Государственном архиве Саратовской области имеется «Дело о высылке к пастору Отто сына колониста колонии Побочная Вагнера Конрада», датированное 1802 г. Пастор Иоганн Мартин Отто служил в то время в приходе Байдек (Таловка, ныне Луганское Красноармейского района Саратовской области), таким образом, для совершения крещения или погребения община могла прибегнуть к помощи священника из другой немецкой колонии, для доставки которого в колонию и обратно жителям села необходимо было преодолеть более 400 верст. Однако во время распутицы, когда передвижение из одной колонии в другую осложнялось, безотлагательные обряды исполнять было некому. Лишь в 1804 г. в приходе появился первый лютеранский пастор К.Г. Рамбах, поселившийся в Ягодной Поляне, прибывший в Россию в 1797 г. и служивший ранее дивизионным проповедником в Сибири.

Нелегко сложилась судьба священнослужителей после 1917 г. Пастор Рудольф Дальтон, служивший в приходе Ягодная Поляна с 1912 г., после революции 1917 г. и проведения первых мер антирелигиозной политики оставил должность священника. В 1928 г. эмигрировал из России пастор Фельдбах, совмещавший деятельность священника сразу в двух приходах – Ягодной Поляне и левобережном Красном Яре. В 1920-е гг. многие церковные общины Поволжья годами не имели пасторов, в 15-тысячном приходе Ягодная Поляна пастора не было почти два года.

С 1926 г. в приход прибыл Артур Иванович Пфейфер (1897–1972), который был направлен в Поволжье сразу после окончания в 1926 г. курсов лютеранских проповедников в Ленинграде. В 1930 г. он был в первый раз арестован, но вскоре освобожден за недостаточностью доказательств. В декабре 1934 г. Артур был арестован вторично, как и его брат Эмиль Пфейфер, саратовский пастор.

17 апреля 1934 г. Комиссией по вопросам культов в Президиум ЦИК были представлены списки верующих Побочного с подписями тех, кто был согласен закрыть в селе церковь. Из 209 членов общины 179 проголосовали за ликвидацию церкви и лишь 30 человек открыто высказались за ее сохранение. 19 апреля 1934 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья вынес решение закрыть церковь в с. Побочное. Президиум ЦИК рекомендовал использовать здание церкви под культурные нужды села. Уже в июле 1934 г. местные органы отрапортовали ЦИКу, что церковное здание изъято и переоборудовано под дом культуры, а в Ягодно-Полянском кантоне не осталось ни одной действующей церкви.

Постановлением особого совещания при НКВД Артур Пфейфер был приговорен к 5 годам исправительно-трудовых лагерей и сослан в Яю Новосибирской области. В 1950-е гг. А.И. Пфейфер проповедовал в лютеранских общинах Казахстана, где жили его бывшие прихожане из Побочного, депортированные в 1941 г.

Список пасторов прихода Ягодная Поляна, служивших в общине Побочное. 1804–1820 гг. – Карл Генрих Рамбах (Karl Heinrich Rambach). 1820–1822 гг. – Мартин Готтфрид Германн (Martin Gottfried Hermann). 1823–1826 гг. – Иоганн Михаил Аллендорф (Johann Michael Allendorf). 1827–1832 гг. – Кристиан Готтлиб Флиттнер (Christian Gottlieb Flittner). 1833–1835 гг. – Эрнст Теодор Гелльманн (Ernst Theodor Hellman). 1836–1840 гг. – Эрнст Вильгельм Давид (Ernst Wilhelm David). 1841–1849 гг. – Оливер Кристоф Гольм (Olivier Christoph Holm). 1850–1864 гг. – Кристиан Готтлиб Гегеле (Christian Gottlieb Hegele). 1864–1873 гг. – Кристиан Давид Дзирне (Christian David Dsirne). 1874–1881 гг. – Евгений Фридрих Бенджамин Кан (Eugen Friedrich Benjamin Kahn). 1882–1906 гг. – Август Юлиус Шиллинг (August Julius Schilling). 1896 г. – Альберт Леста (Albert Lesta). 1906–1908 гг. – Феликс Коулин (Felix Coulin). 1909–1912 гг. – Артур Войткус (Arthur Woitkus). 1912–1917 гг. – Рудольф Вольдемар Дальтон (Rudolf Woldemar Dalton). 1919–1924 гг. – Вильгельм Фельдбах (Wilhelm Feldbach). 1926–1934 гг. – Артур Пфейфер (Arthur Pfeiffer).

Численность населения. В 1773 г. в Побочном проживало 73 иностранных колониста, в 1788 г. их насчитывалось 217, в 1798 г. – 626, в 1816 г. – 658, в 1834 г. – 1409, в 1850 г. – 2384, в 1859 г. – 3088, в 1883 г. – 2461 человек. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г., в Побочном проживало 2516 человек, все они были немцами. По состоянию на 1905 г., в селе проживало 3616 человек. В 1911 г. в селе насчитывалось 3278 жителей. По переписи населения 1926 г. общее количество населения Побочного составляло 2967 человек.

Село сегодня. Ныне незаселенная местность между селами Ягодная Поляна и Скатовка Татищевского района Саратовской области.

Осенью 1941 г. село Побочное было заселено эвакуированными с захваченных германскими войсками территорий русскими и украинцами. Однако проблемы адаптационного и бытового характера, возникавшие у новоселов, прибывших в село в годы войны, а также государственная кампания по ликвидации «неперспективных деревень», проводимая в 1960-е гг. привели к сокращению общей численности населения и полной ликвидации Побочного, как и многих других немецких поселений. По состоянию на 1959 г. население села Побочное составляло 407 человек. Однако 29 июля 1959 г. решением Райисполкома № 194 сельский совет и колхоз имени В.И. Ленина в с. Побочное были ликвидированы, а село Побочное стало подчиняться Ягоднополянскому сельскому совету.

Еще 20 лет назад на территории села проживало несколько семей, здесь можно было обнаружить остатки домовладений и пройти по территории бывшего сельского кладбища, поросшего лесом. Сегодня все это в прошлом. В настоящее время на том месте, где ранее находилось с. Побочное, можно увидеть остатки лишь фундаментов, бугры и ямы. Никаких цельных построек не сохранилось.

Но, как ни странно, территория, занимаемая ранее Побочным, еще хранит в себе следы бывшей планировочной системы немецкой колонии. При внимательном рассмотрении заметна историческая сетка улиц, легко угадываются функциональные зоны – центральная площадь, ближние и дальние кварталы и участки-домовладения. Хорошо просматривается главная улица и уходящие от нее вверх и вниз по склону живописного холма боковые переулки. По остаткам сохранившихся фундаментов можно судить о местах расположения и размерах бывших домов.

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 1. Д. 34, 392, 2146, 3006, 3963, 3979, 7000, 9720; Ф. 521. Д. 2072; Ф. 637. Оп. 36. Д. 33а–35, 48; ГИАНП. Ф. 849. Оп. 1. Д. 890. Л. 36.

Литература

Вишленкова Е.А. Заботясь о душах подданных: Религиозная политика в России первой четверти ХIХ в. – Саратов, 2002; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. – Часть I; Немецкие населенные пункты в Российской Империи: География и население. Справочник / Сост.: В.Ф. Дизендорф. – М., 2002; Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине ХVIII века. – М., 1998; Списки населенных мест Саратовской губернии. Саратов, 1862; Dietrich H.-C. Sie gehen von einer Kraft zur anderen. In memoriem Artur Pfeiffer. 18.8.1897–30.10.1972 // Beiträge zur Geschichte der evangelisch-lutherischen Kirche Russlands. – Band 2. – Hg. v. Georg Kretschmar. – Martin Luther-Verlag Erlangen, 1997; Stumpp K. Verzeichnis der ev. Pastoren in den einzelnen deutschen und gemischten Kirchspielen in Russland bzw. der Sowjetunion, ohne Baltikum und Polen // Die Kirchen und das religiöse Leben der Russlanddeutschen. – Evangelischer Teil. – Bearbeitung J. Schnurr. –Stuttgart, 1978.

ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Подняться вверх