БОАРО (Boaro, Boisroux, Бордовое, Бордовское, Бародовое, Портовой, Бородаевка), ныне с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области, немецкая колония Боаро в Левобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Современное состояние села с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области (ранее – Боаро). Фото Е. Мошкова. 2010 г.
Современное состояние села с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области (ранее – Боаро). Фото Е. Мошкова. 2010 г.
Современное состояние села с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области (ранее – Боаро). Фото Е. Мошкова. 2010 г.
Современное состояние села с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области (ранее – Боаро). Фото Е. Мошкова. 2010 г.
Современное состояние села с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области (ранее – Боаро). Фото Е. Мошкова. 2010 г.

БОАРО (Boaro, Boisroux, Бордовое, Бордовское, Бародовое, Портовой, Бородаевка), ныне с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области, немецкая колония Боаро в Левобережье Волги, на правом берегу реки Малый Караман. Находилась в 323 верстах от города Самары, в 168 верстах от уездного города Николаевска и в 8 верстах от волостного села Екатериненштадт по торговому тракту из Николаевска в Саратов. С 1871 г. до октября 1918 г. село входило в Екатериненштадтскую волость Николаевского уезда Самарской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Боаро являлось административным центром Боарского сельского совета Марксштадтского кантона. В 1926 г. в Боарский сельский совет входили село Боаро, хуторы Мечетка, Квельграбен, Биркенграбен, Зидуфер, Дриттер Грабен, Альте-Бруннен, Роорграбен, Ауфбау, Бельш, Конради, Меркер, Феркерт, Гауерт, Бауер, Шмидт, а также безымянные хуторы в двух верстах к югу от Зидуфера и в пяти верстах от села Боаро, Участок сельскохозяйственной школы Марксштадта и Лесная сторожка.

Колония создана 7 июня 1767 г. вызывателем бароном Кано де Борегардом. В этот день Борегард расселял вторую группу завербованных им колонистов, прибывшую в Поволжье. Первая группа была заселена в Екатериненштадт в 1766 г. Вторая волна колонистов была разделена на колонии Боаро, Кано и Паульская, поэтому 7 июня 1767 г. считается датой создания этих трех колоний, которые положили начало появлению немецких поселений в Заволжье. Заселение данных территорий планировалось по Манифесту Екатерины II, приглашавшему колонистов в Россию. В «Реестре свободных и удобных к населению земель», прилагавшемся к Манифесту, в качестве местностей, пригодных для поселения, были обозначены земли «при речке Иргизе сенокосу 5418, лесу 2575 десятин».

Название Боаро (фр. – boisroux) колония получила от французских слов «bois» – лес и «roux» – рыжий. По указу от 26 февраля 1768 г. о наименованиях немецких колоний поселение сохранило название Боаро. Русское название Бородаевка было дано колонии после 1915 г., когда в стране развернулась антинемецкая пропаганда. Враждебное отношение к немцам стало следствием начавшейся в 1914 г. Первой мировой войны, основным военным противником России в которой была Германия. После создания в 1918 г. Трудовой коммуны немцев Поволжья селам были возвращены немецкие названия.

Основателями Боаро стал 281 колонист из Дессау, Саксонии, Цербста и других немецких земель. 88 семей были размещены в колонии на постоянное место жительства. Большинство колонистов являлись лютеранами, однако 12 человек исповедовали реформатство, а два колониста – католичество. Еще 64 семьи, 14 холостых молодых людей, одна вдова и две сироты были поселены в колонии временно до образования новых колоний в 1768 г. Среди «временных» колонистов большинство также исповедовали протестантизм, 11 семей были реформатскими и 11 – католическими. Как и во многих других колониях, вместе с протестантами были вынуждены селиться немногочисленные католики. Первым шульцем колонии был избран Иоганн Готфрид Кох, 38 летний прусский сержант из Дессау.

Среди первых 88 домохозяев было семь мельников, три хлебника, три ткача, три сапожника, три плотника, два портных, два кузнеца, два столяра, егерь, канатный мастер, каменщик, фабричник, а также представители таких редких профессий, как пушечный мастер, врач, обработчик перца, а также сержант, гусар и солдат. Большинство первых переселенцев являлись хлебопашцами. Одной из основных целей привлечения колонистов в Россию было освоение ими земледельческой зоны в пустынных степных окраинах, какой являлось и Заволжье. Заволжские поселения были менее обеспечены землями, чем другие регионы Саратовской губернии.

Каждый домохозяин получил от Конторы опекунства в Саратове по 15 рублей, две лошади и одной корове. По воспоминаниям колониста Штальбаума из Боаро, в 1769–1775 гг. колонию преследовали неурожаи, причиной которых являлось то, что семена выдавались колонистам в конце мая – т.е. было слишком поздно для посева. Мука, которой казна снабжала колонистов с целью предотвратить голод, «была слеглая, совершенно зеленая, плесневелая, так, что ее приходилось разбивать топором или молотком».

В 1774–1776 гг. Боаро подвергалась нападениям киргиз-кайсаков – кочевых тюркских племен, сохранивших родовой строй. Осуществляемые из приволжских степей постоянные набеги на немецкие колонии Левобережья Волги имели тяжелые последствия для немецких колоний, киргизы уводили в плен колонистов, грабили и жгли дома, убивали непокорных. В 1776 г. группа колонистов в 150 человек из нескольких поселений организовала сбор в колонии Филиппсфельд с целью преследования киргизов, которые в очередной раз напали на поселения, захватили жителей и многочисленную добычу. Но отряд колонистов был разгромлен и уничтожен. Возглавлявшие отряд пастор Людвиг Бальтазар Вернборнер (1741–1776) – один из первых евангелическо-лютеранских священников в России и колонист Сигизмунд Эрфурт были зверски убиты кочевниками. Изувеченное тело пастора с вырванным языком было найдено в степи.

Колонисты не только самостоятельно создавали заградительные отряды, но и обращались за помощью к императрице Екатерине II и организовывали выкуп пленных, которых, по подсчетам историка Якова Дитца, было около 2500 человек. Русское правительство, осознавая опустошительные последствия набегов, после 1766 г. обнесло колонии рвами, валами и бастионами и создало регулярные отряды для охраны пограничных рубежей. В таких тяжелых условиях колонистам приходилось осваивать степные просторы России.

Немалое место в сельском хозяйстве колонистов в конце XVIII в. занимало картофелеводство, а также разведение табака. Канцелярия опекунства иностранных оказывала содействие поселянам, занимавшимся выращиванием табака. Только в 1780 г. у колонистов Боаро было приобретено 2879 пудов табака. Табак являлся одним из основных источников дохода колонистов, так как в целом в России табачное производство было слаборазвито, и колонисты с успехом продавали табак в листовом виде в Москве, Петербурге, Астрахани и на Украине. Однако со временем стали возникать трудности со сбытом, так как монопольная деятельность купцов резко снизила закупочные цены, и производство табака сократилось до размера внутреннего потребления или вовсе прекратилось.

По ревизии 1834 г., колонисты были наделены землей по 15 десятин на душу. По 10-й ревизии 1857 г., 1085 колонистов мужского пола владели землей в размере около 5,1 десятины на душу. Малоземелье в материнских колониях стало причиной основания дочерних поселений. В 1848 г. часть жителей колонии вместе с выходцами из колоний Паульской и Орловской основали дочернюю колонию Ней-Боаро (ныне не существует) и Лилиенфельд (Ново-Орловское, ныне не существует) в Нижне-Караманской волости Новоузенского уезда Самарской губернии. Создание дочерних колоний не явилось решением проблемы малоземелья, среди колонистов различных поселений периодически возникали гражданско-правовые споры из-за владения землей. Так, в 1867–1871 гг. Контора опекунства и Самарское губернское правление рассматривало вопрос о спорных границах между земельными угодьями колонистов Боаро, Эрнестинендорфа и Екатериненштадта.

В боарских промыслах особое место занимали корзиночный промысел и соломоплетение. Постепенно ремесло превратилось в доходное производство и к концу ХIХ столетия десятки женщин на собственных дворах занимались плетением корзин, шляп и иных соломенных изделий. Спрос на продукцию был достаточно высоким, и производимая колонистами продукция массово скупалась ростовщиками и реализовывалась в крупных городах.

По сведениям Центрального статистического комитета, в 1859 г. в колонии имелось 180 дворов. По сведениям Самарского Губернского Статистического Комитета, в 1910 г. в селе существовали две паровые мельницы, овчинный завод, мукомольный завод и маслобойня.

В годы советской власти в селе были организованы две сельхозартели, действовало сельскохозяйственное кооперативное товарищество, работала кооперативная лавка, были созданы колхозы имени Тельмана, имени Кирова и имени Чапаева. В 1928 г. из крестьян было создано 13 земельных групп, зажиточные крестьяне получили землю лишь в 30 км от села, безлошадные крестьяне – непосредственно около села. Такое землеустройство вынуждало крестьян создавать новые хутора за пределами села. В 1935 г. в селе появилось электричество, на проведение которого правлением колхоза было затрачено 20 тыс. руб. В Боаро был организован известный далеко за пределами села драматический кружок, игравший 23 спектакля. В селе были открыты библиотека, изба-читальня, детский дом для умственно отсталых детей. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из Боаро, с 1942 г. село носит название Бородаевка.

Школа и обучение детей. Первая церковная школа появилась в колонии в год основания. До строительства первой церкви в 1795 г. богослужения и школьные занятия проводились в школьно-молитвенном доме. По сведениям Центрального статистического комитета, в 1859 г. в колонии имелась церковно-приходская школа и училище. Большую роль в распространении грамотности среди жителей села сыграло открытие в 1880-е гг. второй школы – земской, где изучались русский язык, закон Божий, чтение, письмо, арифметика, пение. Школа имела 4-летний срок обучения и являлась двухкомплектной. После основания ее посещало более 50 учеников, в ней работало два учителя.

Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. 1171 житель села являлся ребенком в возрасте от 7 до 15 лет, обязанным получить начальное образование. Посещаемость школы детьми школьного возраста в Боаро не была стопроцентной, 394 ребенка не посещали школу по причине бедности их родителей или ежедневной занятости в промыслах и ремеслах. В 1906 г. в церковной школе обучалось 270 мальчиков, 375 девочек и работало три учителя, земскую школу посещало 119 мальчиков, 13 девочек, в ней работало два учителя. Обе школы содержались на средства церковной общины. К 1917 г. село имело три школы: церковно-приходскую и две земских, что являлось редкостью для немецких колоний. После 1917 г. все школы были закрыты, а в селе создана одна начальная школа.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Община Боаро до 1905 г. входила в состав прихода Северный Екатериненштадт, с 1905 г. являлась центром прихода Боаро, основание которого было утверждено 29 октября 1905 г. В него кроме Боаро вошли села Кано (Андреевка), Филиппсфельд (Филипповка) и Эрнестинендорф (Березовка), расположенные компактно, на расстоянии 1–2 км друг от друга.

В первые годы после создания поселения колонисты проводили богослужения в школьно-молитвенном доме, имевшем статус филиального. Точная дата его постройки не известна, однако он был возведен на государственные средства в течение первых месяцев после расселения колонистов. Небольшой по своим размерам, построенный для временного использования он вскоре потребовал замены, и колонисты приняли решение о строительстве на собственные средства отдельного богослужебного здания.

Кирха в Боаро являлась одним из первых лютеранских храмов, построенных в немецких колониях Поволжья не на казенные деньги, а на личные средства колонистов. Первая деревянная церковь в колонии была возведена в 1795 г. Она имела статус филиальной. Кирха являлась достаточно скромной по сравнению со следующими храмами, возведенными в Боаро, и была построена без профессионального архитектурного проекта.

Строительство следующей церкви началось с разрешения Конторы опекунства, куда для согласования были представлены проектные документы – чертежи и смета. Сбор средств на ее строительство велся несколько лет. 11 сентября 1832 г. в Боаро состоялась торжественная церемония закладки нового церковного здания, на которой присутствовали пасторы из соседних приходов и приглашенные светские лица. Руководил церемонией пастор прихода Северный Екатериненштадт Готтхильф Карл Фридрих Вальберг. Новое здание церкви, освященное 31 октября 1837 г., одновременно могло вместить почти всех жителей колонии, в церкви были установлены резные дубовые скамьи для 1100 молящихся. Стены здания были гладко оштукатурены, имели слабовыраженный декор. Вальмовую крышу венчала трехъярусная колокольня с полусферическим куполом.

Новая кирха в Боаро стала одной из трех каменных церквей, имевшихся в 1830-е гг. в колониях (наряду с лютеранской кирхой в Шаффгаузене и католической в Мариентале). Несмотря на то, что церковь в Боаро была возведена руками колонистов-непрофессионалов, она представляла собой великолепный образец немецкой переселенческой архитектуры. Современники называли церковь «величественной», ее изящный силуэт с массивным крестом был виден далеко в степи, при приближении к колонии.

У церкви была установлена деревянная звонница, недалеко от церкви находились пасторат, церковно-приходская школа и покойницкая. В 1904 г. московская евангелическо-лютеранская консистория выделила 2000 рублей для строительства в селе нового каменного пастората. В колонии имелся молитвенный дом.

Особенностью прихода Боаро являлась принадлежность жителей колонии Филиппсфельд к реформатскому исповеданию, жители остальных трех сел являлись лютеранами. Несмотря на то, что в Поволжье существовали чисто реформатские приходы и поселения, Филиппсфельд, находившийся в окружении лютеранских колоний, первоначально был включен в состав евангелическо-лютеранского прихода Северный Екатериненштадт. К началу ХХ в. различия между реформатами Филиппсфельда и лютеранами из соседних сел стали практически незаметны.

Последний пастор прихода – Иоганн Блюм, служивший в приходе Боаро с 1913 г., опасаясь репрессий, в 1918 г. эмигрировал в Германию. Оставшись без пастора, в 1926 г. община Боаро, как и еще 14 лютеранских общин Поволжья, присоединилась к Свободной Евангелическо-лютеранской церкви конгрегационального положения – церковной организации, существовавшей в СССР в 1927–1935 гг., созданной на основе отделившихся от официальной церкви общин и стремившейся к сотрудничеству с советской властью (была аналогична обновленческому движению в Русской православной церкви). Создание Свободной церкви было провозглашено на 1-м Генеральном синоде «живоцерковников», который был созван бывшем кюстером Якобом Фрицлером 19–21 июля 1927 г. в с. Фишер Марксштадтского кантона АССР НП.

В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в селе на тот момент времени церковь уже была закрыта, но в церковной общине еще насчитывалось 1615 верующих, из них 22 были отнесены к категории лишенцев (лишенных политических прав). Верующие собирались для богослужений в молитвенном доме.

Согласно сведениям, представленным Комиссией по вопросам культов в Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья, по состоянию на 1 июня 1934 г. молитвенный дом еще находился в распоряжении верующих, но уже вскоре он также прекратил свое существование. Здание церкви в начале 1930-х гг. было разобрано на стройматериалы.

Список пасторов. Пасторы прихода Северный Екатериненштадт, служившие в общине Боаро. 1768–1769 гг. – Иоганн Георг Гервиг (Johann Georg Herwig). 1769–1779 гг. – приход не имел пастора. 1779–1803 гг. – Гартманн фон Моос (Hartmann von Moos). 1807–1820 гг. – Иоганн Самуэль Губер (Johann Samuel Huber). 1820–1823 гг. – Иммануэль Грюнауэр (Immanuel Grünauer). 1827–1848 гг. – Абрахам Гааг (Abraham Haag). 1851–1860 гг. – Генрих Томас (Heinrich Thomas). 1860–1872 гг. – Фридрих Вильгельм Дзирне (Friedrich Wilhelm Dsirne). 1873–1903 гг. – Исаак Теофил Келлер (Isaak Theophil Keller). Список пасторов прихода Боаро. 1906–1912 гг. – Готтхольд Ган (Gotthold Hahn). 1913–1918 гг. – Иоганн Николай Блюм (Johannes Nikolaus Blum).

Численность населения. В 1767 г. в Боаро проживал 281 иностранный колонист, в 1773 г. их насчитывалось 309, в 1788 г. – 270, в 1798 г. – 351, в 1816 г. – 620, в 1834 г. – 1205. В 1850 г. население Боаро составляло 1672 человека, в 1859 г. – 2233, в 1883 г. – 3208, в 1889 г. – 3795 человек. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г., в Боаро проживало 4207 человек, из них 4203 были немцами. По состоянию на 1905 г., в селе насчитывалось 5077 человека, в 1910 г. – 6123 человека. Приход Боаро был довольно многочисленным: в 1905 г. четыре общины прихода насчитывали 10 799 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в селе проживало 5143 человека. В 1921 г. в селе родилось 255, а умерло 1054 человека. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Боаро проживало всего 3119 человек, в 1923 г. – 3088 человек. По переписи населения 1926 г., село насчитывало 523 домохозяйства (из них 522 немецких) с населением 3064 человека (из них 1454 мужчин и 1610 женщин), в том числе 2461 немец (из них 1451 мужчин и 1610 женщин). В 1931 г. в селе проживало 4244 человека, из них 4242 были немцами.

Современное состояние церкви и других объектов немецкой архитектуры. Ныне с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области. Сегодня Бородаевка уже не такая густонаселенная, как Боаро до революции. Вместо трех школ, существовавших в селе до 1917 г., в селе действует одна современная школа. По состоянию на 2010 г., основная общеобразовательная школа с. Бородаевка Марксовского района Саратовской области насчитывала 67 учеников и 12 учителей.

Однако в современном населенном пункте по-прежнему угадывается бывшее приходское село, более многочисленное и богатое, чем соседние немецкие села, входившие в приход Боаро, – Кано (ныне Андреевка), Филиппсфельд (ныне Филипповка) и Эрнестинендорф (ныне Березовка). Бородаевка сохранила прежнюю поквартальную планировку, только немецкие названия улиц в советское время были заменены на «отвечающие духу времени». В современной Бородаевке и сегодня можно увидеть типичные деревянные немецкие колонистские дома. Особенно ценными с архитектурной точки зрения являются несколько кирпичных зданий в центре села – дом пастора, школьно-молитвенный дом, а на соседней улице – еще одна школа, построенные в конце ХIХ – начале ХХ в. Здание деревянной церкви до настоящего времени не сохранилось.

СОДЕРЖАНИЕ

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 7. Д. 82; Ф. 637. Оп. 22. Д. 8798а; ГИАНП. Ф. 164. Оп. 1. Д. 12; Ф. 221. Оп. 1. Д. 64. Л. 5; Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 81; Д. 890. Л. 36; Д. 1139. Л. 138; Ф. 1831. Оп. 1. Д. 94. Л. 212–213; Д. 299. Л. 105.

Литература

Герман А.А. Немецкая автономия на Волге. 1918–1941. Часть II. Автономная республика. 1924–1941. – Саратов, 1992–1994; Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. – М., 1997; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. Часть I; Лиценбергер О.А. Евангелическо-лютеранская церковь и Советское государство (1917–1938). М., 1999; Список населенных мест Российской Империи по сведениям 1859 года. XXXVI. Самарская губерния. СПб., 1864; Список населенных мест Самарской губернии. – Самара, 1910; Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине ХVIII века. – М., 1998; Amburger E. Die Pastoren der evangelischen Kirchen Russlands vom Ende des 16. Jahrhunderts bis 1937. Ein biographisches Lexikon. – Martin-Luther-Verlag, 1988; Einwanderung in das Wolgagebiet: 1764–1767 / Hrsg.: Alfred Eisfeld. Bearb.: Igor Pleve. Bd. 1. Kolonien Anton – Franzosen. Göttingen: Göttingenger Arbeitskreis, 1999; Nachrichten. 15. März 1937; 9. April 1937.

Автор: Лиценбергер О.

Задать вопрос