НЕЙ-БОАРО (Neu-Boaro, Neu-Boisroux, Новое Боаро, Новое Бордовое), ныне не существует, немецкая колония в Левобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения

НЕЙ-БОАРО (Neu-Boaro, Neu-Boisroux, Новое Боаро, Новое Бордовое), ныне не существует, немецкая колония в Левобережье Волги, на левом берегу реки Большой Караман. Находилась в 465 верстах от города Самары, в 130 верстах от уездного города Новоузенска и в 15 верстах от волостного села Александерге. С 1871 г. до октября 1918 г. село входило в Нижне-Караманскую волость Новоузенского уезда Самарской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Ней-Боаро являлось административным центром Ней-Боарского сельского совета Мариентальского (Тонкошуровского) кантона. В 1926 г. в Ней-Боарский сельский совет входили село Ней-Боаро и хутор «Новая жизнь».

Немецкая колония Ней-Боаро была основана в 1848 г. как дочерняя колония. Ее основателями стали колонисты, проживавшие ранее в материнских колониях Боаро (ныне с. Бородаевка Марксовского района Саратовской обл.), Орловское (ныне с. Орловское Марксовского района Саратовской обл.), Паульское (ныне с. Павловка Марксовского района Саратовской обл.), Филиппсфельд (ныне с. Филипповка Марксовского района Саратовской обл.). В 1848 г. Контора опекунства рассматривала вопрос «об учреждении новой колоний Ней-Боаро» и отводе для нее земли. Вместе с Ней-Боаро в эти годы в Левобережье Волги было основано еще несколько колоний. В 1855 г. Контора опекунства утвердила документ «Об учреждении новых колоний Розендам, Визенгейм, Фрезенталь, Ней Боаро, Сигельберг, Лилиенфельд, Александердорф, Вейценфельд».

Название Ней-Боаро [от немецкого слова «ней» («neu») – «новый» и французских слов «bois» – лес и «roux» – рыжий] было дано колонии по наименованию материнской колонии Боаро (Бордовое). Название Бордовое было дано Ней-Боаро после 1915 г., когда в стране развернулась антинемецкая пропаганда. После создания в 1918 г. Трудовой коммуны немцев Поволжья селам были возвращены немецкие названия.

По 10-й ревизии 1857 г. в Ней-Боаро проживал 161 колонист мужского пола, каждый из которых владел землей в размере около 12,7 десятин на душу населения. Колонисты занимались преимущественно хлебопашеством, выращивали пшеницу, рожь, овес. По сведениям Самарского Губернского Статистического Комитета, в 1910 г. в колонии имелось 120 дворов, работала одна ветряная мельница. В годы советской власти в селе имелись кооперативная лавка, сельскохозяйственное кредитное товарищество. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села.

Школа и обучение детей. Церковная школа появилась в селе в год его основания, в 1848 г. До появления в селе церкви в 1889 г. богослужения и школьные занятия проводились в едином школьно-молитвенном доме. В церковной школе, появившейся в селе с момента основания, обучались дети в возрасте от 7 до 15 лет. Церковные школы преследовали в основном цели наставления юношества в вере. В школе преподавались закон Божий, церковное пение, чтение церковной и гражданской печати, письмо, арифметика, давались основные сведения из мировой истории. Материал для чтения, как правило, был религиозного содержания. Обучение вели кюстеры-шульмейстеры. Уроки длились с 8 до 11 часов утра и с 14 до 16 часов после обеда. Обучение продолжалось в период с 20 августа по 20 июня. Остальное время дети вместе с родителями и учитель занимались сельскохозяйственными работами. Так, одна из статей «Инструкции о внутреннем распорядке и управлении в поволжских колониях», утвержденной императором 16 сентября 1800 г., предусматривала привлечение детей с 10-летнего возраста к сельскохозяйственным работам: «Чтоб посеянный озимый и яровой хлеб от травы не был заглушаем, всеми силами стараться, пашенную землю, сколько можно, лучше боронить, так, чтоб не разбитных глыб не оставалось, а потом по всходе, если где покажется трава, то поля таковые всегда прилежно полоть, употребляя к тому малолетних от 10 лет ребят».

В конце ХIХ в. в селе была открыта земская школа, в которой учились преимущественно мальчики, здесь детям преподавался русский язык. В годы советской власти церковно-приходская и земская школы были закрыты и перепрофилированы в начальную школу.

Вероисповедание жителей и церковь. Большинство колонистов принадлежало к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Выходцы из Филиппсфельда являлись реформатами. Первые годы после создания село Ней-Боаро не входило в состав ни одного из существовавших в то время лютеранских приходов, в силу своей удаленности от них. Прихожане имели кюстера-шульмейстера, а также периодически обслуживались пасторами из прихода Рейнгардт и редко пасторами, служившими в тех материнских колониях, из которых прибыли колонисты – Северный Екатериненштадт, Южный Екатериненштадт и Рязановка. Церковная община была утверждена духовными инстанциями как самостоятельная единица, нуждавшаяся в священнике, лишь в 1859 г. С 1862 г. община Ней-Боаро входила в состав прихода Фрезенталь, утвержденного указом 14 октября 1862 г. К данному приходу кроме Ней-Боаро относилось еще три общины – Фрезенталь (ныне с. Новолиповка Советского района Саратовской обл.), Ней-Урбах (ныне с. Новоантоновка Советского района Саратовской обл.) и Лилиенфельд (ныне не существует). Приход Фрезенталь, в который входила община Ней-Боаро, в 1905 г. насчитывал 4378 прихожан.

Первая кирха появилась в селе только через 40 лет после его основания. Она была куплена весной 1888 г. у поселенцев материнской колонии Филиппсфельд за небольшую сумму в 5 тыс. руб. Строительство новой деревянной церкви обошлось бы общине минимум в пять раз дороже. Деревянное церковное здание было аккуратно разобрано, в июне 1888 г. перевезено в Ней-Боаро и вновь отстроено на новом каменном фундаменте.

12 июля 1888 г. в селе состоялась торжественная церемония закладки нового церковного здания, на которой присутствовали пасторы из соседних приходов и приглашенные светские лица. Руководил церемонией пастор прихода Фрезенталь Фридрих Эрнст Гейнрихсен. Возведение церкви закончилось только через год, а 30 апреля 1889 г. церковь была освящена. Она являлась филиальной и была небольшой по размеру, но могла одновременно вместить почти всех взрослых жителей колонии, посещавших богослужения (по состоянию на 1888 в Ней-Боаро проживало менее 600 человек, включая детей). В церкви были установлены деревянные резные скамьи для 300 молящихся. Со временем кирха стала мала для растущей колонии и не могла вместить всех прихожан. Поэтому уже в 1905 г. она была перестроена и увеличена в размерах. В Ней-Боаро имелся и вместительный школьно-молитвенный дом, который находился недалеко от церкви.

Многие из приходских пасторов имели весьма интересные биографии и судьбы. Так, например, пастор Самуэль Теофил Бонвеч (1832–1906) происходил из семьи священнослужителей. Его отец Христоф Генрих Бонвеч (1804–1876) являлся оберпастором Сепаратистской церкви Закавказья, пробстом Правобережья Волги, пастором в Норке и Сплавнухе, стоял у истоков организационного становления евангелическо-лютеранских колоний Закавказья, которые до 1918 г. являлись независимыми от Генеральной Евангелическо-лютеранской консистории и имели собственное церковное руководство. Братья и племянники Самуэля Теофила тоже избрали профессию священнослужителей. Брат Готтлиб Нафанаил (1848–1925), пастор в Норке, был известен как автор книги «Немецкие колонии на Волге». Сын Самуэля Теофила, Эмиль Фридрих Самуэлевич (1861 – после 1928), служил пастором в Томске, Пятигорске, Ростове и Баку, был репрессирован. 27 долгих лет служил в общине Ней-Боаро и приходе Фрезенталь пастор Фридрих Эрнст Гейнрихсен, родившийся в 1859 г. в пригороде Риги и приступивший к служению в общинах прихода в 28 лет.

В годы советской власти община, как и весь приход Фрезенталь, осталась без священника, но церковная жизнь в селе не прекратилась. Богослужения проводились кюстером. В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в селе Ней-Боаро насчитывалось 304 верующих, из них 20 были отнесены к категории лишенцев (лишенных политических прав). Через несколько лет кирха была закрыта, как и сотни других церквей всех конфессий.

Список пасторов прихода Фрезенталь, служивших в общине Ней-Боаро. 1862–1869 гг. – приход не имел пастора. 1869–1873 гг. – Исаак Теофил Келлер (Isaak Theophil Keller). 1875–1876 гг. – Самуэль Теофил Бонвеч (Samuel Theophil Bonwetsch). 1879–1881 гг. – Карл Теодор Вильгельм Блюм (Karl Theodor Wilhelm Blum). 1881–1887 гг. – приход не имел пастора. 1887–1914 гг. – Фридрих Эрнст Гейнрихсен (Friedrich Ernst Heinrichsen).

Численность населения. В 1850 г. в Ней-Боаро проживало 283 иностранных колониста, в 1857 г. их насчитывалось 308, в 1889 г. – 618 человек. По переписи населения 1897 г., в Ней-Боаро проживало 596 человек, 593 из них были немцами. По состоянию на 1905 г., в селе насчитывалось 962 человека, в 1910 г. – 1109 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в Ней-Боаро проживало 973 человека, все они были немцами. В 1921 г. в селе родился 61, а умерло 111 человек. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Ней-Боаро проживало всего 583 человека. По данным Всероссийской переписи населения 1926 г., село насчитывало 133 домохозяйства (из них 132 немецких) с населением 633 человека (из них 310 мужчин и 323 женщины), в том числе 630 немцев (из них 309 мужчин и 321 женщина). В 1931 г. в Ней-Боаро проживало 938 человек, из них 917 были немцами.

Село сегодня. Ныне село не существует. В настоящее время территория, на которой ранее находилось село, – незаселенная местность в окрестности села Новолиповка Советского района Саратовской области. Возникавшие у новоселов, прибывших в село в годы войны, проблемы адаптационного и бытового характера, а также государственная кампания по ликвидации «неперспективных деревень», проводимая в 1960-е гг., привели к сокращению общей численности сельского населения и ликвидации бывшего Ней-Боаро, как и многих других бывших немецких поселений. 

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 1. Д. 36; Д. 279. Л. 193; Ф. 637. Оп. 35. Д. 79–81; ГИАНП. Ф. 229. Оп. 1. Д. 1–2; Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 57–66.

Литература

Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII–ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. Часть I; Немецкие населенные пункты в Российской Империи: География и население. Справочник / Сост.: В.Ф. Дизендорф. – М., 2002; Немцы России: населенные пункты и места поселения: энциклопедический словарь / Сост.: В.Ф. Дизендорф. – М., 2006; Список населенных мест Самарской губернии. Самара, 1910; Amburger E. Die Pastoren der evangelischen Kirchen Russlands vom Ende des 16. Jahrhunderts bis 1937. Ein biographisches Lexikon. – Martin-Luther-Verlag, 1988; Bonwetsch G. Geschichte der deutschen Kolonien an der Wolga. Stuttgart, 1919; Stumpp K. Verzeichnis der ev. Pastoren in den einzelnen deutschen und gemischten Kirchspielen in Russland bzw. der Sowjetunion, ohne Baltikum und Polen // Die Kirchen und das religiöse Leben der Russlanddeutschen. Evangelischer Teil. Bearbeitung J. Schnurr. – Stuttgart, 1978.

ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Изменения в статье: МЕРВАРТ (Meerwarth) Александр Михайлович (1884–1932), индолог, этнограф, музеевед, создатель первой индийской экспозиции академического Музея антропологии и этнографии, преподаватель, основоположник отечественного тамиловедения, переводчик, театровед.
Подняться вверх