ГНАДЕНФЛЮР (Gnadenflur, Флорское), ныне с. Первомайское Федоровского района Саратовской области, немецкая колония Гнаденфлюр в Левобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
с. Первомайское. Общий вид. Фото автора. 2010 г.
с. Первомайское. Здание бывшей школы. Фото автора. 2010 г.
с. Первомайское. Улица имени В.И. Ленина. Фото автора. 2010 г.
с. Первомайское. Немецкий дом на углу ул. Ленина и ул. 40 лет Октября. Фото автора. 2010 г.
с. Первомайское. Старый немецкий дом. Фото автора. 2010 г.
с. Первомайское. Деревянная немецкая мельница на берегу р. Большой Караман. Фото автора. 2010 г.

ГНАДЕНФЛЮР (Gnadenflur, Флорское), ныне с. Первомайское Федоровского района Саратовской области, немецкая колония Гнаденфлюр в Левобережье Волги, на левом берегу реки Большой Караман, в 105 км к востоку от Покровской слободы. С 1871 г. до октября 1918 г. село входило в Верхнекараманскую волость Новоузенского уезда Самарской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья село Гнаденфлюр являлось административным центром Верхне-Караманского района, объединявшего в 1922 г. 32 населенных пункта с общим количеством населения 10,6 тыс. человек. Село входило в Федоровский (Мокроусовский) кантон. С 1935 г. после выделения Гнаденфлюрского кантона из Федоровского, согласно Постановлению ВЦИК РСФСР «О новой сети районов и кантонов Саратовского края и АССР НП», и до ликвидации АССР немцев Поволжья в 1941 г. с. Гнаденфлюр являлось центром Гнаденфлюрского кантона. В 1941 г. на территории кантона проживало 20 300 человек (из них 10 347 немцев).

Колония основана в 1850 г. как дочерняя. Поселение было создано из колонистов, проживавших ранее в материнских колониях Панинского колонистского округа и страдавших от безземелья.

В 1859 г. Контора опекунства рассматривала вопрос «о наименовании колонии Гнаденфлюр». Название колонии в переводе с немецкого означало «благодатная нива» и произошло от немецких слов «Gnaden» – «благодать», «милость» и «Flur» – нива, поле, луг. От второй части немецкого наименования появилось и русское название колонии – Флорское. Оно было дано колонии после 1915 г., когда в стране развернулась антинемецкая пропаганда. После создания в 1918 г. Трудовой коммуны немцев Поволжья селам были возвращены немецкие названия.

Немалое место в сельском хозяйстве колонистов занимало овощеводство, а также разведение табака. Табак являлся одним из основных источников дохода колонистов, так как в целом в России табачное производство было слаборазвито, и колонисты с успехом продавали табак в листовом виде в Москве, Петербурге, Астрахани и на Украине. В гораздо меньшей степени, чем земледелием, жители Гнаденфлюра занимались ремеслами и промыслами. В начале ХХ в. в селе имелись лавки купцов Зейфертов Давида и Карла, Финков Фрица и Карла, работала мельница.

В 1920-е гг. в селе были созданы кооперативная лавка, сельскохозяйственное кредитное товарищество, пекарня, столовая, действовал народный дом, изба-читальня, библиотека, больница, было открыто родильное отделение. Были организованы колхозы «Коминтерн» и имени С.М. Кирова, создана машинно-тракторная станция. В 1930-е гг. в селе возобновилось выращивание табака. 8 сентября 1941 г. жители села были депортированы из Гнаденфлюра в Алтайский край и Сибирь.

Школа и обучение детей. В церковной школе, появившейся в селе с момента основания в 1850 г., обучались дети в возрасте от 7 до 15 лет. До строительства первой церкви в 1873 г. богослужения и школьные занятия проводились в школьно-молитвенном доме. Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из 495 жителей села 134 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. Посещаемость школы детьми школьного возраста не была стопроцентной: 10 детей не могли учиться по причине бедности их родителей. В 1906 г. в церковной школе обучалось 72 мальчика, 52 девочки и работал один учитель.

Школа содержались на средства церковной общины. После революции 1917 г. церковно-приходская школа была закрыта, а на ее месте была создана начальная школа.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Село Гнаденфлюр являлось центром евангелическо-лютеранского прихода Гнаденфлюр, который был основан 5 октября 1861 г. К нему кроме Гнаденфлюра относились общины Мангейм, Зихельберг и Розендам. В 1891 г. резиденция пастора была перенесена в Мангейм, однако приход сохранил название Гнаденфлюр.

С превращением села в центр лютеранского прихода возникла необходимость в строительстве отдельного дома для пастора. В 1863 г. был подготовлен проект пастората и утверждена его смета. Уже через год строительство нового дома для пастора было завершено, и архитектор Конторы опекунства Фердинанд Лагус освидетельствовал новое здание пастората.

По проекту Лагуса, являвшегося до 1871 г. архитектором, землемером, заведующим строительной и лесной частью Саратовской конторы опекунства, в Гнаденфлюре в 1873 г. была построена и первая кирха. Лагус, под руководством которого в поволжских колониях было сооружено более 20 одинаковых церквей, сыграл особую роль в негативном восприятии колонистами архитектурной манеры строительства культовых зданий. Отличавшийся сухостью и однообразием стиль построек архитектора, не справлявшегося с большим объемом работы, получил от поселенцев негативное обозначение «бюрократический» или «контор-стиль». Деревянная церковь в Гнаденфлюре, возведенная по типовому проекту Лагуса, была относительно небольшой, камерной и имела скамьи всего для 331 молящегося, хотя и была приходской. Церковь имела весьма скромное внутреннее убранство, что, по мнению прессы того времени, объяснялось тем, что «Гнаденфлюр был очень маленьким и бедным селом». Рядом с церковью была установлена деревянная звонница. Вокруг церкви были возведены надворные постройки, разбит сад. На центральной площади у церкви находился дом пастора. В 1891 г., после того как резиденция пастора была перенесена в колонию Мангейм, в доме пастора проживал кюстер.

Приход Гнаденфлюр был основан благодаря многолетним усилиям пробста Левобережья Волги Александра Карла Августа Аллендорфа, руководившего пробством в 1851–1866 гг. Аллендорф разработал и провел реформирование пробстского округа и реорганизовал его деление на приходы, инициировав создание семи новых приходов – Красный Яр (1855), Гнаденфлюр (1861), Фрезенталь и Вейценфельд (1862 ), Моргентау (1863 ), Шенталь (1864 ), Экгейм (1865 ).

Приход Гнаденфлюр объединял прихожан не только немецкой, но и латышской национальности. Приходские пасторы кроме немецких сел Гнаденфлюр, Мангейм, Зихельберг, Розендам, насчитывавших более тысячи прихожан, проводили богослужения и в близлежащих немецких хуторах Орловское, Полеводино, Терликово, Камышовка, Шестянка, имение Цюрихское первое и Цюрихское второе, хуторы Бирючье, Яблоня, Базель-Миус, Шведер, Александерталь, а также обслуживали латышские поселения Александровск Вольского уезда Саратовской губернии и Чекалино Симбирской губернии.

Гнаденфлюр являлся одной из четырех немецких лютеранских колоний Поволжья (наряду с Сузанненталем, Шафгаузеном и Гоккербергом), где церковная община была единой и не раскололась на официальную и «сектантскую» части. Во всех остальных лютеранских селах имелись группы «бетбрюдеров» («молящихся братьев»), проводивших собственные богослужения.

После 1917 г. единая ранее Лютеранская церковь России фактически распалась вследствие революции, гражданской войны, осуществления антицерковного законодательства и массовой эмиграции священнослужителей. Лютеранская церковь в Поволжье находилась под руководством так называемого «Исполнительного комитета евангелическо-лютеранской церкви немецких колоний Поволжья». Председателем исполкома являлся пастор прихода Норка Ф. Вакер, а его членами – многие лютеранские пасторы; все они под давлением обстоятельств были вынуждены вступить в навязанную им советскими органами организацию.

Для воссоединения самостоятельных общин в 1920 г. по всем приходам страны был разослан подготовленный московскими общинами проект нового церковного Устава «Временные постановления о самоуправлении Евангелическо-лютеранской церкви». Однако из 138 поволжских общин только общины прихода Гнаденфлюр приняли проект нового церковного Устава. Лишь пастор Отто Гарфф, руководивший в то время приходом Гнаденфлюр, в 1922 г. согласился подчиниться возрожденной Московской консистории. Остальные приходы Поволжья образовали навязанную поволжским пасторам большевиками самостоятельную от центрального управления церковную организацию.

Желание других поволжских приходов присоединиться к единой лютеранской церкви не могло осуществиться и из-за последовавшей острой реакции политических инстанций, державших руководство церковным управлением в своих руках. Т. Мейер писал в августе 1922 г.: «Некоторые пасторы должны были горько поплатиться только за то, что произносили слова «связь с церковным руководством». Отношения там настолько обострились, что Московский высший церковный совет из осторожности должен был прервать все отношения с поволжскими общинами. Уже несколько месяцев нельзя думать о переписке. В общинах там поистине господствует хаос. Созданное в свое время церковное руководство распалось, а присоединение к общей церкви невозможно из-за террора». Лишь к 1924 г. большинство поволжских приходов откликнулись на призыв Московской консистории и дали свое согласие на вхождение во вновь призванную к жизни единую церковную организацию во главе с епископами в Москве и Санкт-Петербурге.

Пробст Левобережья, пастор Отто Генрих Гарфф (1872 – после 1937), получивший образование и ординированный в семинарии Южной Дакоты (США), служил в Гнаденфлюре с некоторыми перерывами с 1913 по 1931 гг., а с 1929 г. одновременно обслуживал и общины прихода Куккус. В 1930 г. он был в первый раз арестован. После второго ареста в 1931 г. он был осужден и отправлен в ссылку до 1937 г. После освобождения в 1937 г. преподавал английский и немецкий языки в университете Перми.

В начале 1930-х гг. в стране массово закрывались храмы всех конфессий. На местах предпочитали закрыть молитвенное здание как можно быстрее, чтобы не быть обвиненным в лояльном отношении к религии – противнице советской власти. Комиссия по вопросам культов при ЦИК АССР немцев Поволжья ходатайствовала о закрытии храма в Гнаденфлюре 7 марта 1934 г. Из 521 избирателя 515 высказались за закрытие церкви. Постановлением Президиума ЦИК АССР НП от 11 марта 1934 г. церковь была закрыта.

Список пасторов прихода Гнаденфлюр. 1862–1888 гг. – Карл Эрик Вальберг (Karl Erich Wahlberg). 1890–1891 гг. – Ганс Август Лейст (Hans August Leyst). 1894 г. – Теодор Давид (Theodor David). 1895–1909 гг. – Иоганн Парштраутс (Johannes Parstrauts). 1909–1912 гг. – Александр Ротермель (Alexander Rothermel). 1913–1931 гг. – Отто Гарфф (Otto Harff).

Численность населения. В 1883 г. в Гнаденфлюре проживало 552 иностранных колониста, в 1889 г. их насчитывалось 609. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г., в Гнаденфлюре проживало 647 человек, из них 642 немца. По состоянию на 1904 г. в селе насчитывалось 929 человек, в 1910 г. – 1046 человек. Приход Гнаденфлюр в 1904 г. насчитывал 5350 прихожан. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в Гнаденфлюре проживало 1119 человек, все они были немцами. В 1921 г. в селе родились 65, а умерло 210 человек. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Гнаденфлюре проживало 981 человек, в 1923 г. – 927 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1926 г., в селе насчитывалось 1001 человек, в том числе 986 немцев. В 1931 г. в Гнаденфлюре проживало 1807 человек, из них – 1770 немцев, в 1939 г. – 2479 человек.

Село сегодня. Ныне с. Первомайское Федоровского района Саратовской области. Современное Первомайское находится на месте четырех старых немецких сел – Гнаденфлюр, Вазен, Ней-Цюрих и Райт, объединенных в послевоенные годы. Центр современного Первомайского сохранил старую немецкую планировку Гнаденфлюра: улицы протяженностью в несколько сот метров тянутся вдоль Большого Карамана, а украшением села по-прежнему является живописный пруд. В центре села на ул. Ленина сохранились немецкие постройки, многочисленные деревянные дома с типичными вальмовыми крышами и старые магазины. На месте, где ранее находилась церковь, в 1960-е гг. был построен сельский дом культуры.

В рамках реализации федеральной целевой программы «Социальное развитие села до 2012 г.» в Первомайском была возведена школа, церемония торжественного ввода в эксплуатацию которой состоялась в 2008 г. Новая школа на 160 учащихся была построена по современному проекту и имеет оснащенные современным оборудованием общеобразовательные классы, мастерские, спортивные залы.

Главной отраслью района по-прежнему является интенсивное сельское хозяйство, в окрестностях села производится высококачественное товарное зерно, подсолнечник, мясо-молочная продукция. На берегу реки Большой Караман на въезде в село, на месте бывшего немецкого с. Райт, сохранилась старая деревянная мельница.

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 1. Д. 340. Л. 368; Оп. 3. Д. 35; Ф. 637. Оп. 38. Д. 64; ГИАНП. Ф. 176. Оп. 1. Д. 1; Ф. 849. Оп. 1. Д. 890. Л. 13; Ф. 1831. Оп. 1. Д. 299. Л. 49.

Литература

Гросс Э. Автономная Советская Социалистическая Республика немцев Поволжья. Покровск, 1926; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII–ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. Часть I; Лиценбергер О.А. Евангелическо-лютеранская церковь и Советское государство (1917–1938). М., 1999; Amburger E. Die Pastoren der evangelischen Kirchen Russlands vom Ende des 16. Jahrhunderts bis 1937. Ein biographisches Lexikon. – Martin-Luther-Verlag, 1988; Kahle W. Geschichte der evangelisch-lutherischen Gemeinden in der Sowjetunion. 1917–1938. Leiden, 1974; Schnurr J. Das protestantische Gotteshaus // Die Kirchen und das religiöse Leben der Russlanddeutschen. Ev. Teil. Bearbeitung J. Schnurr. Stuttgart, 1978; Volkszeitung. 13. April 1914. №29; Nachrichten. 20. Mai 1937.

Подняться вверх