КУТТЕР , ныне с. КАРАМЫШ Красноармейского района Саратовской области, немецкая колония Куттер в Правобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Современное состояние с. Карамыш (ранее Куттер). Фото Е. Мошкова, 2010 г.
Современное состояние с. Карамыш (ранее Куттер). Фото Е. Мошкова, 2010 г.
Современное состояние с. Карамыш (ранее Куттер). Фото Е. Мошкова, 2010 г.
Современное состояние с. Карамыш (ранее Куттер). Фото Е. Мошкова, 2010 г.

КУТТЕР (Kutter, Пфаффенкуттер, Фафен-хутор, Парафей-хутор, Бренинг, Нейман, Поповка), ныне с. КАРАМЫШ Красноармейского района Саратовской области – немецкая колония Куттер в Правобережье Волги, по обоим берегам небольшой речки Поповки, у места ее впадения в реку Карамыш. Находилась в 6 верстах от волостного села Усть-Золихи (Мессер), в 79 верстах от города Саратова, в 106 верстах к северо-западу от уездного города Камышина, в 4 верстах по правую сторону от Саратовско-Астраханского почтового тракта и в 5 верстах к югу от русской деревни Бобровки. С 1871 г. до октября 1918 г. входила в Сосновскую (Усть-Золихинскую, Голо-Карамышскую) волость Камышинского уезда Саратовской губернии. После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Куттер являлось административным центром Куттерского сельского совета Бальцерского (Голо-Карамышского) кантона. В 1926 г. в Куттерский сельсовет входили с. Куттер и хутор Паровая мельница Шеффер.

Колония основана 8 июля 1767 г. как коронная колония. Свое название получила от германизированной формы русского слова «хутор». Немецкое название Бренинг было дано колонии по имени первого форштегера – Кристофа Бренинга, 30-летнего цехового из Ганау, прибывшего в Россию с женой и двумя детьми. Наименование Бренинг практически не применялось. Имена всех форштегеров колонии не известны, до 1801 г. форштегером являлся Рудольф Шмидт, в 1830-е – 1840-е гг. – Иоганнес Кум, в 1910-е гг. – Рюгер. Третье официальное русское название, присвоенное колонии согласно Указу 26 февраля 1768 г., – Поповка – было дано колонии благодаря небольшой речушке, на которой располагалась колония. Остальные наименования колонии использовались реже.

Основателями колонии стали 79 семей, большая часть из которых являлась выходцами из Гессена, Изенбурга и Пруссии. Большинство колонистов были реформатами, однако 10 семей (24 человека) являлись лютеранами. Вместе с большинством протестантов в колонию прибыл холостой католик Георг Гоникер, 20-летний хлебопашец из Фрибурга. Среди 79 первых домохозяев 15 человек являлись цеховыми ремесленниками, двое – кузнецами, один был хлебником. Большинство первых переселенцев являлись хлебопашцами, так как одной из основных целей привлечения колонистов было освоение ими земледельческой зоны в пустынных степных окраинах России. Каждый первый домохозяин, прибывший в колонию, получил от Конторы опекунства в Саратове по 25 рублей, две лошади, узду, телегу, пять саженей веревок для вожжей и три саженей веревок для иных целей.

В 1774 г., как и многие другие немецкие колонии, Куттер подвергся нападению повстанческих отрядов Емельяна Пугачева, возглавившего крестьянскую войну против крепостнического гнета (1773–1775). Разорение немецких поселений отрядами Пугачева ослабило колонии, причинив им ущерб, но не остановило их развитие. Колонисты сеяли рожь, пшеницу, овес, ячмень, просо, занимались выращиванием картофеля и подсолнухов. По 8-й ревизии 1834 г. поселенцы были наделены землей по 15 десятин на душу населения. По 10-й ревизии 1857 г. на каждую душу мужского пола приходилось всего около 1,3 десятин. Малоземелье приводило к неоднократным попыткам колонистов основать дочерние колонии или переселиться за пределы своих сел. Так, в 1861 г. Контора опекунства иностранных колонистов рассматривала вопрос о самовольном переселении колонистов колонии Поповка на Кавказ. В 1861 г., согласно указу Конторы, самовольное переселение колонистов приравнивалось к бродяжничеству и строго наказывалось. В 1866 г. в Поповке были проведены дознания, а с колонистов взяты расписки, что они осведомлены о запрещении переселения на Кавказ.

Большинство жителей Куттера являлись хлебопашцами, однако часть жителей занималась промыслами, ремеслами, торговлей. Еще в начале ХIХ века жители колонии гернгуттеров Сарепта, не имевшие достаточного количества рабочих рук и возможности приобретать сырье за границей, отдавали прясть необходимую для ткачества бумагу в Куттер. Из Сарепты в Куттер был направлен комиссионер Стеклейн, который, по сведениям Конторы опекунства, в 1803 г. был убит разбойниками, а его имущество разграблено. С 1820-х гг. Куттер наряду с Усть-Золихой и Бальцером являлся центром сарпиночного производства в немецких колониях Поволжья. Колонисты, основным занятием которых продолжало оставаться земледелие, занимались изготовлением сарпинки зимой и осенью. Большую часть ткачей составляли женщины, особенно девушки в возрасте от 15 до 20 лет. К концу ХIХ века около 550 поселенцев занималось ткачеством сарпинки.

Важную роль в промыслах играло производство курительных трубок, для изготовления которых колонисты покупали возами березовые, кленовые и дубовые корни и обрубки стволов. Из одного воза сырья можно было изготовить от 400 до 1000 трубок. В производстве трубок, начинавшемся после уборки урожая, с октября по май, участвовали женщины и дети с 10-летнего возраста. Большая часть произведенной продукции скупалась лавочниками и реализовывалась в городах Астрахань, Козлов, Оренбург, Пенза, Самара, Сызрань, Тамбов. Некоторые производители продавали трубки самостоятельно в окрестных селениях и в Камышине.

По сведениям Центрального статистического комитета, в 1859 г. в колонии имелись красильное заведение, сарпинковое заведение, мельница и хлебный магазин. С созданием последнего, имевшегося в каждой колонии для хранения неприкосновенного запаса зерна, а иногда выполнявшего и кредитные функции, связана следующая история. В 1776 г. жители колонии во время отсутствия форштегера взломали амбар и разграбили собранный к весеннему севу хлеб. Зачинщики были наказаны, а по всем колонистским округам было направлено по 10 солдат для предотвращения подобных случаев.

По земской переписи 1886 г. в колонии насчитывалось 309 домохозяйств. Селение было построено по плану и разделено на кварталы. Из 307 жилых строений 204 были каменными, два крыты железом, 53 тесом и 252 соломой, два строения были двухэтажными. В колонии также имелось девять промышленных заведений, два кабака, четыре лавки. У поселян было 218 плугов, 36 веялок, одна молотилка, 945 лошадей и жеребят, 167 волов, 972 коровы и теленка, 1068 овец, 450 свиней, 396 коз, один пчельник. По состоянию на 1910 г. в селе имелись водяная мельница, красильное и сарпинковое заведение. В 1911 г. в селе насчитывалось 358 хозяйств, во владении у крестьян имелось 673 голов рабочего скота, 468 голов молочного скота, 895 гужевого скота, 2928 мелкого скота. Крестьяне имели 182 железных плуга, 93 жнейки и 100 веялок. В 1917 г. в селе была создана ткацкая артель.

В годы советской власти в Куттере имелись кооперативная лавка, сельскохозяйственное кредитное товарищество, была открыта изба-читальня. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села, с 1942 г. село носит название Карамыш.

Школа и обучение детей. В Куттере, как и во всех других лютеранских колониях, с момента основания действовала церковно-приходская школа. Имена всех шульмейстеров колонии не известны, но в архивных документах сохранились сведения о том, что в начале ХIХ века общество Поповки пригласило на должность школьного учителя колониста Риба из колонии Сосновка. К середине ХIХ века церковная школа в Куттере получила статус училища. Кроме церковно-приходской школы в колонии с середины ХIХ века действовала т.н. частная «товарищеская» школа, в которой дети изучали русский язык. В 1859 г. из 2357 колонистов грамотными считались 714 мужчин и 712 женщин.

Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из 4031 жителей села 451 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. Посещаемость школы детьми школьного возраста не была стопроцентной, 200 детей (большинство 7-летнего возраста) не посещало школу по причине бедности родителей или ежедневной занятости в промыслах и ремеслах. В 1906 г. в церковной школе обучалось 213 мальчиков, 238 девочки и работало три учителя. В 1914 г. в селе была открыта земская школа, здание для которой было построено на средства общины. Ее директором являлся Шаффер. После 1917 г. все школы были закрыты, а в селе появилась начальная школа, которая в 1920-е гг. стала восьмилетней, а после окончания Великой Отечественной войны в связи с уменьшением количества детей была вновь преобразована в начальную. С 1955 г. школа получила статус неполной средней.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Часть жителей Куттера в конце ХIХ века являлась баптистами. В донесении Саратовскому губернатору житель села – Иоганн Гигельганс был назван старейшиной секты, деятельность которого подлежала строжайшему наблюдению, дабы «удостовериться что учение его не угрожает государственному строю». Гигельганс выступал против ношения оружия и военной службы и призывал братьев переселяться в Америку и Бразилию. В Куттере кроме Гигельганса проживало еще десять старейшин, которые пропагандировали учение «братьев и сестер» в немецких поселениях Правобережья. В 1875 г. в селе насчитывалось 113 совершеннолетних членов церковной общины «братьев и сестер». В 1879 г. после эмиграции части «братьев и сестер» оставшиеся в Ключах 33 сектанта в донесении Камышинского уездного исправника были названы баптистами. По состоянию на 1931 г. в Куттере проживало 27 адвентистов седьмого дня.

Колония Куттер, как и общины Усть-Золиха (Мессер), Моор (Ключи), Антон (Севастьяновка), Бальцер (Голый Карамыш) и Кауц (Вершинка), входили в лютеранско-реформатский приход Усть-Золиха, который был создан в 1765 г.

В первые годы после создания поселения колонисты Куттера проводили богослужения в молитвенном доме, имевшем статус филиального. Точная дата его постройки не известна. Первая деревянная церковь была построена в 1809 г. и имела статус филиальной. Ее строительство продолжалось долгих 10 лет, так как колонисты не могли собрать достаточного количества средств, а в 1801 г. Конторой опекунства было возбуждено дело «о подозрении, павшем на форштегера колонии Поповка Рудольфа Шмита в обмане при постройке церкви». Когда здание церкви обветшало и потребовало капитального ремонта, она была полностью перестроена. Строительство новой церкви началось в 1849 г. В 1852 г. в колонии появилась относительно небольшая деревянная кирха. Проект кирхи был утвержден Конторой опекунства, штат которой не предусматривал должности архитектора, поэтому проектирование церкви заочно курировал архитектор Министерства Государственных Имуществ А.К. Кавос. Двухъярусная кирха была возведена в стиле позднего классицизма. В верхнем ярусе располагались галереи, опиравшиеся на массивные деревянные столбы. В нижнем ярусе скамьи для прихожан располагались четырьмя квадратами, разделенными продольными и поперечными проходами. Кирха служила приходу до конца 1930-х гг. и несколько раз подвергалась капитальному ремонту.

В Куттере в 1883 г. родился один из последних лютеранских пасторов СССР – Александр Штрек, служивший в приходе Гримм (Лесной Карамыш) в 1914–1924 гг., в Астрахани в 1924–1928 гг., в приходе Св. Михаила и Св. Петра и Павла в Москве в 1928–1936 гг. В 1936 г. он был осужден по обвинению в антисоветской пропаганде и пропал без вести. Другой пастор прихода Либориус Бенинг (1862–1933) был арестован в 1931 г. вместе с женой в Саратове, перенес в тюрьме воспаление легких и инфаркт, был досрочно освобожден по просьбе Красного Креста Швеции и немецкого посольства по состоянию здоровья и вскоре после освобождения умер.

В 1926 г. община Куттера, как и еще 14 лютеранских общин Поволжья, присоединилась к Свободной Евангелическо-лютеранской церкви конгрегационального положения – церковной организации, существовавшей в СССР в 1927–1935 гг., созданной на основе отделившихся от официальной церкви общин и стремившейся к сотрудничеству с советской властью (была аналогична обновленческому движению в Русской православной церкви).

В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в селе на тот момент времени церковь еще не была закрыта, в церковной общине насчитывалось 918 верующих лютеран и 27 адвентистов седьмого дня, среди верующих 7 человек были отнесены к категории лишенцев.

В 1930–1931 гг. в селе Куттер была ликвидирована по определению ВКП(б) «сектантская группировка», объединявшая «кулаков-сектантов» во главе с бетбрудерами Лораном и Гинкелем. 15 членов группировки, которые вели работу по организации противодействия сдаче хлеба государству, вступлению в колхозы и раскулачиванию, были репрессированы.

28 августа 1934 г. Комиссия по вопросам культов при ЦИК АССР немцев Поволжья направила в Президиум АССР немцев Поволжья информацию о том, что молитвенный дом в с. Куттер уже закрыт, а так как здание деревянной церкви еще используется верующими, вопрос о ее ликвидации требует специального рассмотрения. 11 февраля 1935 г. церковь в селе была закрыта по официальному Постановлению Президиума ЦИК, так как за ее ликвидацию высказалось 328 человек из 410 членов церковной общины. Президиум ЦИК рекомендовал использовать здание церкви под клуб.

Список пасторов прихода Мессер (Усть-Золиха), служивших в общине Куттер. 1765–1799 гг. – Иоганн Янет (Johannes Janet). 1798–1804 гг.– Алоизий Яух (Aloysius Jauch). 1804–1818 гг.– Джошуа Граф (Josua Graf). 1820–1822 гг. – Иоганн Самуэль Губер (Johann Samuel Huber). 1823–1850 гг. – Иммануил Грунауэр (Immanuel Grunauer). 1853–1891 гг.– Якоб Фридрих Деттлинг (Jakob Friedrich Dettling). 1888–1889 гг. – Либориус Херборд Бенинг (Liborius Herbord Behning). 1894–1897 гг. – Иоганн Каминский (Johann Kaminsky). 1898–1909 гг.– Эдуард Зайб (Eduard Seib). 1909–1914 гг. – Вольдемар Ланкау (Woldemar Lankau). 1917–1929 гг. – Эдуард Айххорн (Eduard Eichhorn).

Численность населения. В момент основания колонии, в 1767 г., в Куттере поселилось 262 иностранных колониста, в 1769 г. их насчитывалось – 288, в 1773 г. – 353, в 1788 г. – 482, в 1798 г. – 574, в 1816 г. – 850, в 1834 г. – 1398, в 1850 г. – 2042, в 1859 г. – 2412, в 1886 г. – 2371 человек. Во второй половине XIX века из Куттера началась эмиграция в Америку, только в 1874–1875 гг.в США эмигрировали 73 человека. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г. в Куттере проживало 2124 человека, все они были немцами. По состоянию на 1905 г. в селе насчитывалось 4031 человек, в 1911 г. – 4343 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в Куттере проживало 2833 человека. В 1921 г. в селе родилось 50, а умерло 414 человека. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Куттере насчитывалось 2068 человек. По переписи населения 1926 г., село насчитывало 385 домохозяйств (из них 384 немецких), общее количество населения составляло 2114 человек (1004 мужчин и 1110 женщин), из них 2112 немцев (1002 мужчин и 1110 женщин). В 1931 г. в селе проживало 2220 человек (все немецкой национальности).

Село сегодня. Ныне с. Карамыш Красноармейского района Саратовской области. Село Карамыш в настоящее время небольшой населенный пункт в составе Высоковского муниципального образования (городского поселения), к которому относятся также село Высокое и село Старая Топовка. Согласно данным Всероссийской переписи населения 2002 г., население муниципального образования составляло всего 1545 человек, из них большая часть проживала в селе Высокое. Таким образом, дореволюционное население немецкого села Куттер более чем в десять раз превышало современное население села Карамыш. По состоянию на 2010 г. в основной общеобразовательной школе с. Карамыш обучалось 26 учеников и работало девять учителей. Современные размеры села меньше дореволюционных в несколько раз. Часть бывшего села сейчас занимает железная дорога с прилегающей к ней территорией и ее инфраструктурой. От немецких дореволюционных построек до настоящего времени сохранилось лишь несколько деревянных домов. 

Архивы

ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 2429. Л. 46; ГАСО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 12411. Л 96; Ф. 180. Оп. 1. Д. 24, 35, 2992, 3606, 4130, 25229; Ф. 637. Оп. 18. Д. 147–152; ГИАНП. Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 81, 103; Ф. 1831. Оп. 1. Д. 94. Л. 212.

Литература

Герман А.А. Немецкая автономия на Волге. 1918–1941. Часть II. Автономная республика. 1924–1941. – Саратов, 1992–1994; Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. - М., 1997; Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии: Южные уезды: Камышинский и Царицынский. Т. 1. Вып. 2. Лит. Е–К. Печатан под наблюдением С. А. Щеглова. Саратов: Тип. Губ. земства, 1900. Приложение к Трудам Саратовской Ученой Архивной Комиссии; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. Часть I; Списки населенных мест Саратовской губернии Саратов: Земская типография, 1912; Немецкие населенные пункты в Российской Империи: География и население. Справочник / Сост. В.Ф. Дизендорф. М., 2002; Amburger E. Die Pastoren der evangelischen Kirchen Russlands vom Ende des 16. Jahrhunderts bis 1937. Ein biographisches Lexikon. Martin-Luther-Verlag, 1988; Einwanderung in das Wolgagebiet: 1764–1767 / Hrsg.: Alfred Eisfeld. Bearb.: Igor Pleve. Bd. 2. Kolonien Galka – Kutter. Göttingen: Göttingenger Arbeitskreis, 2001.

Подняться вверх