БАЙДЕК , ныне с. ЛУГАНСКОЕ Красноармейского района Саратовской области, немецкая колония на реке Таловка, в Правобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
Вид с трассы Саратов – Волгоград на с. Луганское (бывшее Байдек). Фото Е. Мошкова. 2010 г.
с. Луганское. Пасторат 1898 г. Недавно отреставрирован. Фото Е. Мошкова. 2010 г.
с. Луганское. Кирпичный дом 1911 г. Фото Е. Мошкова. 2010 г.
с. Луганское. Здание бывшей евангелическо-лютеранской церкви (1846 г.). Ныне дом культуры. Фото Е. Мошкова. 2010 г.
с. Луганское. Здание бывшего школьно-молитвенного дома. Фото Е. Мошкова. 2010 г.

БАЙДЕК (Beideck, Бейдек, Таловка, Верхняя Таловка), ныне с. ЛУГАНСКОЕ Красноармейского района Саратовской области – немецкая колония на реке Таловка, в Правобережье Волги. Располагалась в 23 верстах от волостного села Усть-Золиха, в 56 верстах от города Саратова и в 123 верстах от уездного города Камышина по Саратовско-Астраханскому почтовому тракту. С 1871 г. до октября 1918 г. входила в Сосновскую (Голо-Карамышскую) волость Камышинского уезда Саратовской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Байдек являлось административным центром Байдекского сельского совета Бальцерского (Голо-Карамышского) кантона. В 1926 г. в Байдекский сельсовет входило одно с. Байдек. Немецкая колония на территории современного Луганского была основана 10 августа 1764 г. как коронная колония. Поселение имело два названия: русское – Таловка, по наименованию речки, на которой была основана колония, и немецкое – Байдек или Бейдек, по имени первого форштегера. Имена всех форштегеров колонии не известны, однако в 1820-е гг. форштегером являлся Пуц, в 1840-е гг. – Трибельгерн.

Списки первых поселенцев Байдека оказались безвозвратно утраченными, поэтому установить точное количество колонистов, их конфессиональный состав и род занятий не представляется возможным. Однако известно, что колония была основана 76 семьями, выходцами преимущественно из Саксонии, городов Ганау, Дармштадта и Изенбурга. Большинство первых колонистов являлись лютеранами.

В 1774 г. многие немецкие колонии подверглись нападению и грабежам со стороны отрядов Емельяна Пугачева. Таловка стала первой немецкой колонией, в которую пугачевцы вошли после разграбления Саратова, 9 августа 1774 г. В отличие от других колоний Таловка не была разорена, потому что колонисты по первому требованию восставших выделили подводы для транспортировки груза и не оказали сопротивления, когда Пугачев насильно мобилизовал в свой отряд шесть мужчин-колонистов, которые после подавления восстания были помилованы русским правительством.

Жители колонии с большими трудностями обрабатывали близлежащие степные просторы. Лишь около половины всех пахотных полей составлял чернозем, остальная часть представляла собой песчаную и каменистую почву. Обработку земли затрудняли холмы и овраги. Колонисты сеяли в основном пшеницу, а также в небольших количествах рожь, овес, ячмень, просо, лен, горох, подсолнечник и коноплю. Хлеб продавали в близлежащей колонии Сосновке.

По 8-й ревизии 1834 г. колония была наделена землей по 15 десятин на душу, по данным 10-й ревизии 1857 г. колонисты имели всего по 1,6 десятин земли на душу мужского населения. Малоземелье приводило к неоднократным попыткам колонистов основать дочерние колонии или переселиться за пределы своих сел. Так в 1860 г. колонисты Гриневальд, Ляук и Виндекер, посетив Терскую область Кавказа, подали прошения Конторе опекунства о разрешении на переселение в окрестности Владикавказа. Контора отказала просителям, обещая предоставить колонистам дополнительные угодья. В 1859 г. безземельными поселенцами были основаны дочерние колонии Ней-Бейдек (Новая Таловка) и Кирхгейм. В 1861 г., согласно указу Конторы, самовольное переселение колонистов приравнивалось к бродяжничеству и строго наказывалось. Многочисленные просьбы колонистов вынудили правительство изменить свое решение и разрешить переселения на Кавказ с 1865 г.

По сведениям Центрального статистического комитета, в 1859 г. в колонии насчитывалось 228 дворов, имелась почтовая станция с шестью лошадьми, работало две суконных фабрики, было построено две водяных мельницы на реке Карамыш. Еще в 1784 г. Казенная палата открыла в Байдеке питейный дом «с сенями и ледниками».

А.Н. Минх, анализируя данные земской переписи 1886 г., указывал на то, что в колонии «…считалось наличных: 496 домохозяев, 2141 душа мужского пола, 1976 – женского, всего 4117 душ обоего пола поселян-собственников немцев лютеран… Жилых изб было 537, из них каменных 396, деревянных 138 и сырцевых три; крытых железом 12, деревом 258, соломой 254, глиной 13. Промышленных заведений 10, питейных три, лавок шесть. У поселян считалось по переписи: плугов 439, сох – две, жатвенных маши – три, косильных – одна, веялок 59, молотилок три; лошадей рабочих и нерабочих 1800, волов 420, коров и телят 1304, овец 2551, свиней 1000, коз 694».

В годы советской власти в селе имелись кооперативная лавка, сельскохозяйственное кредитное товарищество, машинное товарищество, изба-читальня, работала машинно-тракторная станция, действовал колхоз имени С.М. Кирова, который в августе 1934 г. как один из самых образцовых посетил нарком обороны СССР К. Ворошилов. Кампания раскулачивания в феврале 1930 г., сопровождавшаяся жестоким обращением с раскулаченными и их детьми, вызвала массовое сопротивление жителей Байдека. Семьи кулаков удалось вывезти из села только с помощью воинских подразделений. В 1930 г. десятки жителей села были репрессированы за создание ячейки «контрреволюционной» организации «Союз освобождения крестьянских народов», выступавшей против колхозов и хлебозаготовок. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села, с 1942 г. село носит название Луганское.

Школа и обучение детей. В первый год после основания колонии занятия с детьми школьного возраста проходили на дому у шульмейстера. Дата строительства первой церковной школы точно не известна. На основании имеющихся источников можно утверждать, что первая церковно-приходская школа была построена в селе между 1768 и 1771 гг. В школе обучались дети в возрасте от 7 до 15 лет. В 1815 г. между прихожанами Таловки и пастором И. Отто возник конфликт, так как колонисты решили заменить одного школьного учителя на другого, согласного на меньшую заработную плату. Пастор Отто обратился с жалобой в Контору опекунства, которая подтвердила исключительное право пастора назначать и увольнять учителя, одновременно являвшегося кюстером.

Кроме церковно-приходской немецкой школы в колонии с 1878 г. действовала т.н. «товарищеская» частная школа, в которой в 1886 г. обучались дети из 32 семей. По состоянию на 1887 г. в школе насчитывалось 29 мальчиков и шесть девочек, изучавших русский и немецкий языки, арифметику и закон Божий. В 1886 г. из проживавших в колонии 2141 человека грамотными являлись 2255 жителей села (1175 мужчин и 1080 женщин).

Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из 6787 жителей села 680 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. Посещаемость школы детьми школьного возраста в Таловке не была стопроцентной, 193 ребенка не посещали школу по причине бедности их родителей или ежедневной занятости в промыслах и ремеслах. В 1906 г. в церковной школе обучалось 237 мальчиков, 23 девочки и работало три учителя. В годы советской власти обе школы были закрыты и преобразованы в начальную школу. С 1945 г. школа стала средней, в 1952 г. была преобразована в семилетнюю, с 1960 г. – в восьмилетнюю, а с 1976 г. – снова в среднюю школу.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. В 1879 г. в селе насчитывалось шесть баптистов. Община Байдек являлась центром евангелическо-лютеранского прихода Байдек (Таловка), который был основан в 1767 г. В него кроме Байдека входила колония Шиллинг (Сосновка). В ХХ веке он являлся одним из крупнейших в Поволжье.

Первая небольшая деревянная церковь была возведена в Байдеке на средства, выделенные царским правительством и под надзором Канцелярии опекунства иностранных не ранее 1768 г. и не позже 1770 г. Указ Екатерины II от 28 февраля 1765 г. предписывал построить для немцев-колонистов в каждом округе, по одной церкви, «снабдив оные всеми нужными утварями, и пристойного дома для пастора казенным иждивением». Первая кирха строилась в спешке, без специального архитектурного проекта, руками крестьян-колонистов, под наблюдением инженера Конторы опекунства.

Вторая церковь появилась в Таловке в 1806 г. Сбор средств на строительство церкви начался за десять лет до ее строительства. Прихожане колонии Сосновка, входившей в приход Таловка, отказались собирать пожертвования на строительство приходского храма, ссылаясь на необходимость постройки собственного, и в 1797 г. были освобождены от «участия в постройке церкви в колонии Таловка» решением Конторы опекунства. В 1802 г. с общества колонии Таловка для начала строительства церкви было взыскано 400 рублей, а Конторой опекунства принято решение «о разрешении собирать подаяние на Таловскую церковь». В 1804 г. Контора опекунства разрешила обществу колонии Таловка достроить новую церковь. Кирха строилась руками местных мастеров, без специального проекта и составления предварительной сметы.

Прихожане Таловки вошли в историю благодаря тому факту, что между ними и пастором И. Отто в 1815 г. возник конфликт, так колонисты уклонялись от сбора средств на ремонт церкви и дома шульмейстера. В дело вмешалась Контора опекунства, которая ссылалась на статью 2 «Инструкции о внутреннем распорядке и управлении в поволжских колониях», предписывавшую «содержать пасторов, патеров и шульмейстеров общественным иждивением колонистов, на что потребное число денег взыскивать с них, смотря по количеству душ, приход составляющих, и располагая то не по числу семей, но по числу работников, считая таковых от 16 до 60 лет… а кто на определенный срок своего числа не заплатит, с тех в первый раз взыскивать с прибавкою вместо штрафа по 10, во второй по 15 копеек, а в третий, до тех пор, покуда заплатит, содержать на публичной работе».

В 1825 г. в Таловке был построен новый дом для пастора Лукаса Каттанео. В 1868 г. при пасторе Фелициане Диттрихе пасторат был подвергнут капитальному ремонту, руководил которым архитектор и землемер Конторы опекунства Ф.Г. Лагус. В 1908 г. в селе был построен новый кирпичный пасторат.

Третья церковь в колонии, сохранившаяся по сей день, была сооружена в 1846 г. на месте старой деревянной церкви. Кирха была каменной и имела скамьи для молящихся на 1000 мест. Храм был построен в типичной для церковного зодчества того времени манере – в так называемом стиле позднего русского классицизма, с рядом массивных колонн и полукруглой апсидой. Рядом с церковью находилась деревянная звонница.

Пасторы, получавшие университетское образование, являлись в колониях весьма уважаемыми людьми, они же были и наиболее обеспеченными, поэтому часто подвергались нападениям и грабежам. Так, в 1805 г. преступники совершили разбойное нападение на дом пастора И. Отто с целью ограбления, в этом же году были ограблены священники других немецких приходов – пастор А. Яух и патер Грегор, в 1815 г. – пастор И.Б. Каттанео.

В августе 1823 г. в приходе вспыхнула эпидемия цинги. Здравоохранение в начале ХIХ века находилось на низком уровне. В это трудное время пастор прихода, сын пастора и известного врача Лукас Каттанео регулярно посещал больных. Неустанно пасторы приносили прихожанам утешение и в годы следующих эпидемий холеры 1847–1848 гг. и 1892 г.

Далеко за пределами прихода были известны Дом престарелых и увечных «Вифания» или «Бетания», основанный в Байдеке в 1891 г. по инициативе пастора Гюнтера, сиротский приют «Назарет», основанный в 1895 г. и Благотворительное общество, основанное в 1907 г. В приюте «Вифания» в конце ХIХ века содержалось около 70 престарелых и больных, не имеющих средств к существованию. По уставу одной из целей приюта объявлялось пресечение нищенства среди прихожан протестантского вероисповедания. Предметами занятия Общества были обеспечение пищей, кровом и одеждой престарелых, содействие в поисках работы способным к труду, воспитание просящих милостыню детей, снабжение бедных медицинскими пособиями, возвращение на родину нищих из других местностей. В приютах работали диаконисы (сестры милосердия). Учреждения существовали за счет доходов от книжного магазина, продававшего христианскую литературу и календари. В 1913 г. пробст А. Томсон завещал дому милосердия Байдека 1000 рублей из своего состояния. В 1885–1915 гг. в колонии под редакцией пастора Ю. Гюнтера издавался распространявшийся среди поволжских лютеран журнал «Фриденсботе». Журнал имел приложение «Югендфройнд».

Нелегко сложилась многих пасторов прихода в годы советской власти. Герберт Гюнтер (1891–?), сын пастора Гуго Гюнтера, служившего в приходе долгие 18 лет, стал пастором в общине Байдека в непростое время – с 1918 по 1929 г. В 1931 г. он был арестован и осужден по сфабрикованному обвинению в контрреволюционной деятельности и сослан. До 1938 г. он находился в лагере. Пастор Иоганн Блюм (1873–1939) в 1918 г. эмигрировал в Швейцарию, опасаясь преследований большевиков. Пастор Эдуард Зайб (1872–1940), руководивший благотворительными учреждениями в Байдеке в 1900–1903 гг., в 1931 г. по сфабрикованному обвинению был сослан на Аральское море.

В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в селе на тот момент времени церковь еще не была закрыта, в церковной общине насчитывалось 2664 верующих, из них 12 человек были отнесены к категории лишенцев (лишенных политических прав).

В сведениях, представленных в Президиум ЦИК в 1935 г. имелась информация о том, что церковь в Байдеке не используется с 1932 г., поэтому 4 апреля 1935 г. Комиссия по культам предложила закрыть церковь. Однако официально церковь в Байдеке была закрыта одной из самых последних в Поволжье, только 11 марта 1938 г. по постановлению Президиума ЦИК и Верховного Совета АССР немцев Поволжья, когда 950 человек из 1020 высказались за ее ликвидацию.

Список пасторов прихода Байдек (Таловка). 1767–1770 гг. – Георг Кристиан Зеер (Georg Christian Seyer). 1771–1778 гг. – Лаврентий Альбаум (Laurentius Ahlbaum). 1778 – 1793 гг. – приход не имел пастора. 1793–1820 гг. – Иоганн Мартин Отто (Johann Martin Otto). 1821–1828 гг. – Лукас Каттанео (Lukas Cattaneo). май – август 1828 г. – Иоганн Генрих Кепке (Johann Heinrich Köpke). 1830–1836 гг. – Александр Гакен (Alexander Haken). 1836–1850 гг. – Кристиан Готтлиб Гегеле (Christian Gottlieb Hegele). 1852–1858 гг. – Карл Денгофф (Karl Döngoff). 1859–1880 гг. – Фелициан Иосиф Диттрих (Felizian Joseph Dittrich). 1883–1901 гг. – Гуго Юлиус Гюнтер (Hugo Julius Günter). 1901–1905 гг. – Иоганн Николай Блюм (Johannnes Nikolai Blum). 1908–1910 гг. – Владимир Тюмин (Wladimir Thumin). 1911–1918 гг. – Гуго Гюнтер (Hugo Günther). 1918–1929 гг. – Герберт Юлиус Гюнтер (Herbert Julius Günther).

Численность населения. В 1769 г. в колонии проживало 298 иностранных колонистов, в 1773 г. их насчитывалось 360, в 1788 г. – 519, в 1798 г. – 581, в 1816 г. – 942, в 1834 г. – 1574, в 1850 г. – 2471, в 1859 г. – 3210, в 1886 г. – 4121 человек. В 1874–1875 гг. 28 жителей села эмигрировали в Америку. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г. в Байдеке проживало 3890 человек, из них 3824 были немцами. По состоянию на 1904 г. в селе проживало 6248 человек, в 1911 г. – 7519 человек. Приход Усть-Байдек вошел в историю Евангелическо-лютеранской церкви как достаточно многочисленный, в 1905 г. число прихожан составляло 9496 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в селе проживало 4338 человек. В 1921 г. в селе умерло 406, а родилось 200 человек. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Байдеке проживало 3906 человек, в 1923 г. – 3668 человек. По переписи населения 1926 г., село насчитывало 721 домохозяйство с населением – 4210 человек, в том числе 4123 немца; в 1931 г. – 4307 человек, из них – 4266 немцев. В 1931 г. в селе проживало 4307 человек, 4266 из которых были немцами.

Село сегодня. Ныне с. Луганское Красноармейского района Саратовской области. Село Луганское в настоящее время является центром Луганского муниципального образования (сельского поселения), в которое кроме села Луганское входит село Сосновка. Согласно данным Всероссийской переписи населения 2002 г. муниципальное образование насчитывает 2192 жителей. Количество населения в селе по сравнению с дореволюционной статистикой сократилось в несколько раз, само село в настоящее время имеет не такие большие размеры как до революции. По состоянию на 2010 г. в средней общеобразовательной школе № 19 с. Луганское обучалось 150 учеников и работало 15 учителей.

Старая планировка села сохранилась местами. Центральная часть села в послевоенное время была застроена многоквартирными трехэтажными панельными домами. В селе сохранилось несколько добротных кирпичных домов, возведенных в конце ХIХ – начале ХХ веков. Один из домов, 1898 постройки, в конце ХХ века заброшенный, был недавно отремонтирован. На домах до сих пор сохранились даты постройки, инициалы мастеров-строителей и таблички немецких времен с изображением ведер, лопат, багров и других огнегасительных орудий. Недалеко от церкви была расположена двухэтажная церковно-приходская школа, кирпичное здание которой также сохранилось по настоящее время.

Еще несколько лет назад можно было бы сказать, что зданию луганской церкви повезло гораздо больше, чем многим ее сестрам – немецким кирхам Поволжья… До последнего времени это был один из немногих хорошо сохранившихся бывших лютеранских храмов на Саратовской земле, где располагался сельский клуб. Кроме Луганского сегодня дома культуры находятся в Левобережье Волги, в бывших кирхах Осиновки (ранее Рейнвальд) и Орловского. Однако в 2009 г. здание церкви в Луганском начало рушиться. Сегодня оно выглядит весьма неприглядно, пугает запущенностью и грудой кирпичей, обрушившихся сверху и разбросанных по обе стороны от главного входа здания. Здесь по-прежнему находится сельский дом культуры и луганская библиотека, однако со стороны центрального входа здание имеет весьма печальный вид. Состояние здания ухудшается с каждым днем.

Сейчас у бывшей байдекской церкви уже нет масштабной колокольни со сферическими куполами. Она была снесена в конце 30-х ХХ века. Храм является хорошим ориентиром, его видно далеко с дороги, еще до поворота на село. Архитектура постройки – классический образец зодчества поволжских немцев.

Архивы

ГАСО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 12411. Л. 96; Ф. 180. Оп. 1. Д. 82, 1887, 3437, 3495, 4400, 10656, 12912; Ф. 852. Оп. 1. Д. 231; Ф. 637. Оп. 18. Д. 126128; ГИАНП. Ф. 263. Оп. 1. Д. 1–43; Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 81; Д. 1137. Л. 133; Ф. 976. Оп. 1. Д. 45. Л. 54; Ф. 1831. Оп. 1. Д. 299. Л. 85.

Литература

Герман А.А. Немецкая автономия на Волге. 1918–1941. Часть II. Автономная республика. 1924–1941. – Саратов, 1992–1994; Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. – М., 1997; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. Часть I; Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии: Южные уезды: Камышинский и Царицынский. Т. 1. Вып. 3. Лит. Л–Ф. Печатан под наблюдением С. А. Щеглова. Саратов: Тип. Губ. земства, 1901. Приложение к Трудам Саратовской Ученой Архивной Комиссии. С. 1002–1004; Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 1. Т. XXVI. СПб., 1832. С. 299–313. Сборник губернского земства. 1891. Т. XI; Amburger E. Die Pastoren der evangelischen Kirchen Russlands vom Ende des 16. Jahrhunderts bis 1937. Ein biographisches Lexikon. – Martin-Luther-Verlag, 1988; Volkszeitung. 26. Oktober 1908. №8. 

Подняться вверх