ПРИВИЛЕГИИ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ , исключительные права, предоставляемые немецким колонистам, предпринимателям и др. группам лиц.

Рубрика: Экономическая история

ПРИВИЛЕГИИ ПЕРЕСЕЛЕНЦАМ, исключительные права, предоставляемые немецким колонистам, предпринимателям и др. группам лиц. Богатый опыт по поселению иностранцев приобрели Пруссия и Габсбургская монархия. В экономических учениях 2-й половины XVIII в. умножение населения считалось «основным принципом государственных наук» (И. фон Зонненфельс, Joseph von Sonnenfels). «Чужеземные состоятельные лица» не только доставляли имущество, но и стимулировали весь народнохозяйственный оборот. Согласно этим принципам, иммигранты должны были надолго освобождаться от податей и снабжаться строительными материалами, орудиями труда, им следовало предоставлять кредиты.

Российская империя имела на своих окраинах обширные мало заселенные территории; без льгот и привилегий в эти пограничные области нельзя было привлечь иностранцев в большом количестве. Императрица Екатерина II вскоре после прихода к власти обратилась к плану императрицы Елизаветы Петровны, советники которой размышляли о приглашении, по примеру Пруссии, гугенотов в Россию. Однако в связи с Семилетней войной 1756–1763 гг. этот план тогда не был реализован. Поскольку первый манифест от 4 декабря 1762 г. почти не вызвал отклика, а колонистов стремились привлечь и другие страны, Екатерина II решила обнародовать также и перечень льгот и привилегий для иностранных поселенцев. В ее манифесте от 22 июля 1763 г. колонистам были обещаны подорожные и право поселяться в любом месте Российской империи. Важнейшими привилегиями являлись: свобода вероисповедания, а также предоставляемое колонистам право строить церкви и школы, нанимать священников. Однако создание монастырей и миссионерская деятельность были запрещены. Иностранцам, поселявшимся в большом количестве на необжитых территориях, было обещано освобождение от всех налогов, служб и от постоя и квартирования воинских частей на срок в 30 лет. Поселявшиеся в городах могли пользоваться этой привилегией 10 лет, а в Москве, Санкт-Петербурге или прибалтийских губерниях – 5 лет. Кредиты, предоставляемые для возведения домов, хозяйственных дворов, на приобретение скота, орудий труда, семян, на строительство фабрик и покупку сырья, возвращались без процентов в течение 10 лет (равными частями каждые 3 года). Колониям предоставлялась внутренняя юрисдикция, т.е. местное самоуправление. Иностранные поселенцы освобождались от военной службы «во все время пребывания своего». Каждый колонист мог ввозить товары для собственного потребления, а для продажи – на сумму до 300 руб. Тот, кто заводил фабрики, мануфактуры или заводы и производил товары, которых в России еще не было, мог продавать их беспошлинно в стране и за рубежом в течение 10 лет. Управление процессом поселения и защиту иммигрантов от посягательств общей администрации императрица Екатерина II поручила созданной в Санкт-Петербурге Канцелярии опекунства иностранных (1763–1782), до 1770-х гг. состоявшей в ведении императрицы, а затем Сената. В качестве ее отделения в Саратове функционировала Опекунская контора (1766–1782). Оба учреждения упразднены на основании указа Екатерины II от 20 апреля 1782 г. (издан вследствие Учреждения о губерниях 1775, определившего ход губернской реформы). Управление колониями возложено на Саратовскую губернскую казенную палату. Кроме того, из манифеста вытекала возможность предоставления дальнейших привилегий. Ею воспользовались в первую очередь меннониты. Их условия поселения и привилегии, о которых представители меннонитов договорились с князем Г.А. Потемкиным, были письменно подтверждены в Высочайшей грамоте императора Павла I от 6 сентября 1800 г. Меннониты получали по 65 десятин земли на семью вместо 30 десятин у поволжских немцев и 60 десятин у немцев в Новороссии. Кроме того, они добились права производить пиво, уксус и водку, монополии на розлив алкоголя, а также разрешения на сооружение трактиров и кабаков на своей территории. Но главное – их налоги были установлены на все времена в размере 15 коп., тогда как налоги остальных крестьян постепенно повышались (в 1868 меннониты в среднем уплачивали 1/5 от размера налогов остальных немецких колонистов). Павел I дополнительно предоставил немцам в Новороссии освобождение от налогов на 5–10 лет. Периодичность в 3 года, установленная для возврата поселенческих кредитов, была заменена определенной погодичной выплатой. Павел I также восстановил особую центральную администрацию для иностранных поселенцев – Экспедицию государственного хозяйства, опекунства иностранных и сельского домоводства (1797–1803), находившуюся в Санкт-Петербурге, а также органы управления на местах – Саратовскую контору опекунства иностранных (1797–1871) и Контору опекунства новороссийских иностранных поселенцев (1800–1818) в Екатеринославе. Император Александр I пытался производить более строгий отбор желавших иммигрировать в Россию. Согласно его указу от 20 февраля 1804 г. казенную землю в качестве колонистов могли получить лишь «добрые и зажиточные хозяева», а также сельские ремесленники, привозившие с собой деньги и товары на сумму не менее 100 гульденов. После 10 лет освобождения от налогов они должны были возвращать затраты по переселению в течение последующих 10 лет. 1 марта 1804 г. император предоставил колонистам право приобретать землю без крестьян. Поскольку континентальная блокада Наполеона I привела к кризису российских государственных финансов, в 1810 г. выдача кредитов иностранным колонистам была прекращена (25 октября 1819 российские дипломатические представительства получили указание больше не выдавать въездных паспортов). После массовой иммиграции 1803–1817 гг. задачи управления колонистами и представительства их интересов были поручены Попечительскому комитету о колонистах Южного края России (1819–1871), который первоначально находился в Екатеринославе, с 1821 г. – в Кишиневе, с 1833 г. – в Одессе. Ему были подведомственны местные административные и хозяйственные учреждения, образованные «Положением о главном управлении колонистов Южного края» от 22 марта 1818 г., – Екатеринославская, Одесская и Бессарабская конторы иностранных поселенцев (упразднены в 1833 в связи с тем, что сократился поток иммигрантов и экономическое положение колонистов укрепилось). В 1857 г. правительство еще раз подтвердило привилегии колонистов, подытожив все прежние указы, касавшиеся колоний, в Уставе о колониях. Вследствие Великих реформ императора Александра II 1860–1870-х гг., в т.ч. реформы местного управления и военных реформ, привилегии колонистов были упразднены. Законом от 4 (16) июня 1871 г. колонисты переименовывались в «поселян-собственников» и подчинялись общей администрации. С этого времени делопроизводство в волостях бывших колонистов должно было вестись на русском языке. С 1 января 1874 г. на них распространена и всеобщая воинская повинность. Когда эмиграция меннонитов в Северную Америку стала приобретать все более широкие масштабы, правительство 8 апреля 1875 г. предоставило этой группе право на альтернативную службу в отдельных Лесных командах (см. Лесная служба) под началом меннонитов.

 

Ист.: Полное собрание законов Российской империи. Собрание I. 1649–1825. Т. XXVIII. СПБ, 1830; Устав о колониях иностранцев в империи // Свод законов Российской империи. СПБ, 1857. Т. XII. Ч. II. Тетрадь 4; Фонд «Контора опекунства новороссийских иностранных поселенцев». 1781–1857/Сост. Н. Я. Юзбашева, Д. Ю. Мешков. Днепропетровск; Киев, 1997. Т. I. Аннотированная опись дел 1781–1818 гг.; Попечительный Комитет об иностранных поселенцах Южного края России. 1799–1876. Аннотированная опись дел / Научн. ред. О. В. Коновалова. Одесса, 1998-2005. Т. 1-6 (1799-1841 гг.); Аннотированная опись дел Саратовской конторы иностранных поселенцев / Ред. И. Р. Плеве. М., 2000-2002. Т. 1-2; Одесская Контора иностранных поселенцев. 1805-1806, 1814-1833. Аннотированная опись фонда /Сост. В. Ю. Алексеева. Научн. ред. О. В. Коновалова. Одесса, 2003; Немцы-колонисты в Век Екатерины. Сборник документов Российского государственного архива древних актов по истории организации немецких колоний в Поволжье / Сост. Е. Е. Лыкова, М. И. Осекина. М., 2004.

Лит.: Писаревский Г. Из истории иностранной колонизации в России в XVIII в. (По неизданным архивным документам). М., 1909; Шишмарев В.Ф. Романские поселения на юге России //Труды Архива АН СССР/Отв. ред. В. М. Жирмунский. Л., 1975, Вып. 26; Плеве И. Р. Манифест Екатерины II от 22 июля 1763 г.: Обещания и реальность // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге. Материалы Российско-Германской научной конференции. Анапа, 22–26 сентября 1994 г. М., 1995; Иордан В.К. Государственное управление немецкими колониями в России во второй половине XVI – первой трети XIX вв. // там же; П л е в е И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М., 1998; Long J.W. From Privileged to Dispossessed. The Volga Germans, 1860–1917. Lincoln (Nebraska), 1988; Brandes D. Von den Zaren adoptiert. Die deutschen Kolonisten und die Balkansiedler in Neurussland und Bessarabien. 1715–1914. München, 1993.

Т. Конеюнг (Дюссельдорф).

Автор: Конеюнг Т.
Подняться вверх