ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО О БЕДНЫХ ЕВАНГЕЛИЧЕСКОГО ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ В МОСКВЕ

Рубрика: Социальные группы

ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО О БЕДНЫХ ЕВАНГЕЛИЧЕСКОГО ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ В МОСКВЕ (Evangelischer Hilfsverein in Moskau), первое и крупнейшее филантропическое учреждение немецкоязычной общины Москвы, официально зарегистрированное с 1846 г. Основателем Попечительства считается Даниэль Бош (Bosch), что подтверждается протоколами заседания комиссии по оказанию благотворительной помощи всем нуждающимся членам евангелической общины Москвы от 5 декабря 1844 г. Предложение Боша об организации благотворительного общества было поддержано членами всех евангелических общин Москвы, а в январе 1845 г. было принято следующее решение: «...Учредить всеобщий евангелический союз, которому надлежит словом и делом содействовать впавшим в нужду членам общины евангелического исповедания…».

В июле 1846 г. к московскому военному генерал-губернатору князю А.Г. Щербатову обратились прихожане трех московских евангелических приходов (церковь Св. Михаила, Свв. Петра и Павла и Реформатская церковь) с просьбой официально зарегистрировать созданное ими Попечительство для бедных евангелического исповедания в Москве. В прошении подчеркивался главный мотив создания филантропического учреждения: «...Желая облегчить беспомощное и жалкое положение многих из своих собратьев, и вместе с тем доставить им способы к облегчению участи своей и возможность постепенного перехода из крайней нищеты в лучшее состояние...». Был предложен и список лиц, взявших на себя с согласия всех прихожан евангелического исповедания, управление делами Попечительства. Президентом Комитета попечительства был выдвинут действительный статский советник И.А. Штрик (Stryk). Прошение подписали пасторы вышеназванных церквей, а также аптекарь К. Феррейн (Ferrein), доктор медицины А. Дреер (Dreher), московский купец К. Гейне (Heyne) и др. Положение о Попечительстве было представлено на утверждение императору Николаю I и подписано без особых исправлений 10 января 1847 г.

В Положении было особо отмечено, что правом на оказание помощи могли пользоваться не только лица, постоянно проживавшие в Москве, но и бедняки евангелического исповедания, находившиеся в столице временно. Таким образом, целью вновь образованного благотворительного учреждения являлось содействие не только прихожанам московских евангелических церквей, но и всем лицам евангелического исповедания, обратившимся в Попечительство. Этот пункт был принят с подачи министра внутренних дел, настаивавшего на том, чтобы помощь распространялась и на членов других евангелических приходов России, а не ограничивалась прихожанами только московских церквей. Номинальное руководство Попечительством было возложено на Московского генерал-губернатора, а делами стал заведовать Комитет, состоявший из председателя и трех старшин, избранных от каждого прихода. В Положении также отмечалось, что «попечителями могут быть лица всех званий...», принявшие по собственному желанию данную обязанность, включая женщин. Вместо временно исполнявшего обязанности председателя Комитета барона А.К. фон Мейендорфа (von Meyendorff) был официально избран новый председатель Комитета, действительный статский советник И.А. Штрик (Stryk).

Члены Попечительства делились на три категории: действительные, благотворители и попечители. Последние в количестве 20–30 человек занимались непосредственно призрением нуждающихся, в их обязанности входили не только сбор денежных взносов, но и посещение жилищ бедняков, включая оказание им необходимой помощи. Для этих целей, Комитет выделял им ежемесячно денежные суммы, которые попечители могли расходовать по своему усмотрению. Их функции были достаточно широкими, что нашло свое отражение в Положении о Попечительстве, где обязанности попечителей были изложены следующим образом: «а) Способным к механическим трудам, но не имеющим занятия приискивать работы, снабжать инструментами и <...> материалами для производства работ и заботится о сбыте их изделий, или помещать бедных на фабрики, заводы и к мастерам; б) пришедшим в бедность от болезней и неимеющим сил трудиться, выдавать съестные припасы, одежду, белье и прочее, а в случае надобности доставлять им врачебные пособия; в) обедневшим в следствие развратной жизни, беспечности и ленности, сверх доставления нужной помощи, предлагать с христианским снисхождением наставления, которые бы указывали причины их несчастного положения и могли обратить их на прямой путь жизни; г) больных помещать в лечебные заведения; детей же отдавать на воспитание в училища или мастерам для обучения ремеслам».

В обязанности всех членов Комитета входил контроль за выделенными средствами, включая строгий учет всех прихожан, получавших регулярную помощь от Попечительства. Была разработана целая система борьбы со злоупотреблениями и обмена информацией с аналогичными благотворительными обществами и организациями Москвы. Каждый попечитель закреплялся за отдельной городской частью для контроля за ситуацией среди неимущих прихожан. Этим способом, т.е. приближением попечителей к призреваемым, руководство попыталось снизить количество бедных прихожан в Москве. Среди попечителей значились представители различных социальных групп. Большинство было тесно связано с медициной, являясь врачами или аптекарями.

Главным отличием действительных членов Комитета попечительства от так называемых «благотворителей» была обязанность вносить регулярные денежные взносы, тогда как благотворители оказывали только единовременные пожертвования. Так, среди поступлений Попечительства за 1877–1900 гг. единовременные пожертвования колебались от 627 до 2,5 тыс. руб. в год. При этом их размер постоянно снижался, начиная с 1892 г. Напротив, регулярные взносы действительных членов Попечительства постоянно росли: если в 1877 г. было собрано чуть более 4,3 тыс. руб., то в 1900 г. их сумма составила 9,6 тыс. Перед Первой мировой войной сумма членских взносов достигла уже более 10 тыс. руб. Увеличение ежегодных обязательных поступлений объясняется как повышением ежемесячных взносов действительных членов, так и численным их ростом. Так, если в 1877 г. действительных членов Попечительства значилось 150 человек, то к 1900 г. – уже 240 человек. Прогресс обязательных ежемесячных взносов действительных членов Попечительства в середине 1870-х гг. объясняется широким притоком безработных и неимущих евангелического вероисповедания в Москву.

За 1877–1900 гг. суммы пожертвований, поступавших в адрес Попечительства, резко колебались: если в 1877 г. они составили 300 руб., в 1898 г. – 13,5 тыс., то в 1900 г. – только 822 руб. Самые крупные пожертвования были внесены в 1881 г. наследниками Макса фон Вогау (Wogau, 10 тыс.) и Л. Рабенеком (Rabeneck, 1 тыс.) после его отъезда из Москвы. В благотворительных акциях Попечительства участвовали не только отдельные лица, но и крупнейшие организации Москвы. В середине 1880-х гг. правления нескольких российских железнодорожных компаний (Орловско-Витебской, Московско-Брестской, Московско-Рязанской, Курско-Киевской и некоторых других) предоставили право бесплатного проезда лицам, призреваемым Попечительством. Довольно часто денежные пожертвования предназначались для создания особых благотворительных фондов или выделялись под специально созданные на эти средства места в приюте.

В 1852 г. Попечительство «в уважение благотворительной его цели» было освобождено от крепостных пошлин и городских повинностей. Эта льгота существенно укрепила материальное положение благотворительного учреждения. В период русско-турецкой войны 1877–1878 гг. по инициативе евангелического духовенства и лидеров обоих евангелических церковных советов был образован Комитет евангелических общин Москвы, усилиями которого было собрано более 12 тыс. руб. в помощь пострадавшим от войны.

В 1882 г. Совет приступил к разработке нового Положения попечительства, так как старое уже не удовлетворяло возросшие потребности. В 1883 г. Положение было официально утверждено, однако уже в 1884 г. оно было заменено Уставом в связи «с изменившимися условиями столичной жизни...». В состав имущества Попечительства к концу XIX в. входили: участок земли со строениями на Немецкой улице, запасной капитал в размере 100 тыс. руб., ежегодные добровольные денежные взносы, пожертвования и завещания денежных сумм, ценных бумаг и недвижимости на благотворительные цели. Произошли изменения и в организационной структуре Попечительства. Всеми его делами и имуществом, стало заведовать правление, в которое входил 21 человек; состав его избирался действительными членами Попечительства. Члены правления работали безвозмездно, т.е. на общественных началах, только секретарю выделялся помощник с постоянным жалованьем. С 1885 г. Попечительство о бедных евангелического вероисповедания поступило под покровительство великой княгини Марии Павловны, что существенно повысило его репутацию среди москвичей. В 1896 г. при непосредственной помощи и финансовой поддержке великой княгини был отпразднован 50-летний юбилей Попечительства.

Существенная часть доходов Попечительства уходила на поддержание здания богадельни, так как оно требовало постоянного ремонта. К 1879 г. расходы на богадельню, включая стоимость самого здания, три плановых ремонта и обслуживание достигли 180 тыс. руб. Регулярно здание богадельни перестраивалось как для улучшения условий проживания пациентов, так и с целью его расширения. В 1887 г. Попечительство было вынуждено приобрести еще одно здание за 4 тыс. руб. В результате его ремонта и перестройки богадельня получила 6 дополнительных комнат на 14 коек, общую столовую, две больничных палаты и душевую. В 1890 Г. под руководством инженера К. Дилля (Dill) в богадельне было установлено паровое отопление, на что выделено около 3,2 тыс. руб. В этом же году было дополнительно пристроено новое помещение в женском отделении богадельни, что позволило увеличить численность призреваемых женщин. Однако к середине 1890-х гг. здание старой богадельни уже перестало удовлетворять нуждам Попечительства, и в 1897 г. его руководство начало сбор пожертвований на постройку нового помещения. Новое здание богадельни, спроектированное и построенное под руководством архитектора Т. Роде (Rohde), было торжественно открыто в 1899 г. Оно представляло собой трехэтажный корпус по улице Ирининской (ныне улица Энгельса, дом 32). Здесь обрели кров более 130 человек вместо прежних 90. При новой богадельне была открыта домовая церковь, в которой проводились евангелические службы для призреваемых. Постройка нового здания вместе с покупкой земельного участка обошлась Попечительству почти в 208 тыс. руб., из которых было покрыто добровольными пожертвованиями чуть более половины – 109 тыс.

С момента открытия Попечительства в 1846 г. и до 1900 г. его руководством было проведено более двадцати Рождественских базаров, которые принесли в совокупности около 144 тыс. руб. чистого дохода. «Без этой доходной статьи нам пришлось бы ограничивать свою деятельность содержанием богадельни, а выдача пособий была бы немыслима», – подчеркивалось в одном из отчетов.

В 1911 г. имущество Попечительства оценивалось почти в 403 тыс. руб., включая недвижимость, стоимость которой достигала 208 тыс. Однако наряду с доходами в первом десятилетии ХХ в. существенно выросли и расходы. Так, если на содержание богадельни в 1876 г. было истрачено около 7 тыс. руб., в 1900 г. – 14 тыс., то в 1908–1911 гг. на эти цели ежегодно тратилось около 20 тыс. руб. Постоянно росли и суммы ежемесячных и единовременных пособий: если ежемесячные выплаты в 1908 г. составили 10,9 тыс. руб., то в 1911 г. уже 12,7 тыс. На расходы Попечительства влияло и постоянное расширение контингента пациентов богадельни: если в 1876 г. в нем содержалось 86 человек, то в 1900 г. – уже 121, причем если количество призреваемых мужчин практически оставалось постоянным (оно не превышало в основном 33 человек), то число женщин, напротив, постоянно росло. В 1900 г. на каждого призреваемого мужчину приходилось почти три женщины. Расходы на непосредственное содержание призреваемых поднялись со 100 руб. на человека в 1876 г. до 150 руб. в 1900 г.

Перед Первой мировой войной из 23 членов правления Попечительства 6 являлись иностранными подданными – гражданами Швеции и Швейцарии. В руководстве Попечительства на протяжении всего его существования встречаются имена представителей известных промышленных и финансовых династий немецкоязычной общины Москвы. Среди них можно особо выделить представителей немецких фамилий Шпис (Spies), Кноп (Knoop), Вогау (Wogau) и др., которые немало сделали для процветания Попечительства не только финансовой помощью, но и личным участием. Большой вклад в дело внес крупный промышленник и финансист, совладелец торгового дома «Вогау и Ко» Конрад Банза (Bansa), занимавший должность кассира Попечительного комитета на протяжении 25 лет. По случаю юбилея Банза был награжден дипломом и памятной медалью с гравированным его портретом. С деятельностью Попечительства теснейшим образом был связан Юлиус (Юлий Федорович) Гойс (Heuss), являвшийся председателем его Правления более 30 лет. За его многолетний вклад в дело московской благотворительности и за заслуги перед Попечительством Гойс был представлен к ордену Св. Анны 3-й степени (1895), к ордену Св. Станислава 2-й степени (1900). Гойс возглавлял Попечительство вплоть до своей смерти в 1907 г., когда его на этой должности сменил сын Вольдемар (Владимир Юльевич) Гойс. Имя Юлиуса Гойса было увековечено на мраморной доске, установленной в зале богадельни, а собранный его друзьями капитал в размере 3,5 тыс. руб. использован для создания фонда помощи неимущим, получившего его имя.

В годы Первой мировой войны при богадельне на средства Попечительства был открыт лазарет для «25 русских раненых и больных нижних чинов». С апреля 1916 г. содержание лазарета взяла на себя Москoвская городская управа. Несмотря на это, евангелическая богадельня по-прежнему бесплатно предоставляла необходимые помещения, включая отопление, освещение и стирку белья для раненых. Следует также отметить, что в 1915–1916 гг. ежемесячные и одноразовые пособия Попечительства выдавались исключительно российским подданным евангелического исповедания.

Лит.: Dönninghaus, V., Die Deutschen in der Moskauer Gesellschaft. Symbiose und Konflikte (1494–1941). München 2002; Болдина, Е.Г. Евангелические благотворительные учреждения в Москве. // Немцы Москвы: исторический вклад в культуру столицы. М. 1997; Chronik der evangelischen Gemeinden in Moskau. Zum 300-jährigen Jubiläum der evangelisch-lutherischen St. Michaels-Gemeinde. Zusammengestellt von Andreas Wilhelm Fechner. Bd. 2. M. 1876.

Архивы: Центральный исторический архив Москвы (ЦИАМ), ф. 2099, оп. 1, д. 242; ф. 16, оп. 136, д. 2;

ф. 16, оп. 146, д. 1.

 

В. Дённингхаус (Люнебург)

Подняться вверх