ПАУЛЬСКОЕ (Paulskoje, Паульская, Павловка), ныне с. Павловка Марксовского района Саратовской области, немецкая колония в Левобережье Волги.

Рубрика: История и география расселения немцев в Российской империи, СССР, СНГ / история расселения
с. Павловка. Улица. Фото Е. Мошкова. 2010 г.
Паульское. Церковь (начало ХХ в.).
с. Павловка. Немецкий деревянный дом с флигелем. Фото Е. Мошкова. 2010 г.
с. Павловка. Кирпичный немецкий дом. Фото Е. Мошкова. 2010 г.
с. Павловка. Немецкий деревянный дом с табличкой, указывающей какое огнегасительное орудие нести на пожар. Фото Е. Мошкова. 2010 г.

ПАУЛЬСКОЕ (Paulskoje, Паульская, Павловка), ныне с. Павловка Марксовского района Саратовской области, немецкая колония в Левобережье Волги, в окружении трех рек, располагалась близ реки Лизель, на берегу реки Малый Караман, у места впадения этих рек в Волгу. Находилась в 319 верстах от города Самары, в 164 верстах от уездного города Новоузенска, в 46 верстах к северо-востоку от Покровска и в четырех верстах от волостного села Екатериненштадт, по торговому тракту из Николаевска в Саратов. С 1871 г. до октября 1918 г. село входило в Екатериненштадтскую волость Николаевского уезда Самарской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Паульское являлось административным центром Паульского сельского совета Марксштадтского кантона. В 1926 г. в Паульский сельсовет входили с. Паульское, выс. Суслы и выс. Мечетка.

Немецкая колония Паульское была основана 7 июня 1767 г. вызывателем бароном Кано де Борегардом. В начале июня 1767 г. Борегард расселял вторую группу прибывших в Поволжье колонистов после Екатериненштадта (основанного в 1766), поселенцы второй группы были направлены во вновь созданные колонии Боаро, Кано и Паульское.

Первоначально колонии не имели собственных названий, а получали только порядковый номер. Позже Контора опекунства позволила вызывателю Борегарду самому избирать для своих поселений названия, увековечив, таким образом, имена близких ему людей и государственных чиновников. Так Паульское получило наименование в честь наследника Российского престола Павла Петровича, будущего императора Павла I. По указу от 26 февраля 1768 г. о наименованиях немецких колоний поселение сохранило название Паульское.

Название Павловка было дано селу после 1915 г., когда в стране развернулась антинемецкая пропаганда. После создания в 1918 г. Трудовой коммуны немцев Поволжья селам были возвращены прежние немецкие названия.

Основателями колонии стали 87 семей (279 колонистов) выходцев из Гессен-Дармштадта, Саксонии, Бранденбурга и других немецких земель. Еще 135 домохозяев с семьями были поселены в Паульском временно, до образования новых колоний в 1768 г. Большинство первых колонистов являлись лютеранами. 9 семей (29 человек) исповедовали реформатство. Как и во многих других колониях с протестантами были вынуждены селиться немногочисленные католики. При распределении колонистов в Паульское попали три католика – хлебопашец Йозеф Котт с женой и холостой Мартин Нейберт.

Большинство первых переселенцев являлись хлебопашцами и по роду своих занятий на прежней родине вполне соответствовали основной цели привлечения колонистов – освоение ими земледельческой зоны в пустынных степных окраинах России. Но среди первых домохозяев было четыре плотника, три портных, три мельника, три пивовара, два столяра, два сапожника, два кузнеца, два чулочных ткача, два красильщика, парикмахер, холщевый ткач, пуговщик, гусар, слесарь, золотых дел мастер и учитель. Этнограф и путешественник, выходец из Германии, академик Иоганн Готлиб Георги в своей работе «Описание всех, обитающих в Российском государстве народов», вышедшей в 1799 г. писал о немецких колонистах: «Часть поселенцев, а наипаче те, которые и в своем отечестве до того не были привычны к земледелию и жили в городах, часто праздношатающимися бродягами, не знатные оказывают успехи в земледелии и разведении скота. Некоторые из них принялись за разведение виноградных садов, а другие за городские рукомесла». Неспособность всех колонистов к сельскому хозяйству подтверждается следующим фактом: колонистам, временно поселенным в колонии Паульская, летом 1767 г. выделили 33 лошади и 86 коров. К концу года у них осталось лишь 28 лошадей и 20 коров. Колонисты не умели ухаживать за крупным рогатым скотом, что приводило к падежу скота или использованию его на пропитание.

Привычные к землепашеству колонисты смогли уже вскоре получать хорошие урожаи и строить мельницы для обмолота зерна. Колонисты Паульского выращивали пшеницу, рожь, картофель, просо, меньшие урожаи давали ячмень и горох. По ревизии 1834 г. колонисты были наделены землей по 15 десятин на душу мужского населения. По 10-й ревизии 1857 г. 796 колонистов мужского пола владели землей в размере около 5,7 десятин на душу (всего 5131 десятина земли). За организацией сельскохозяйственных работ и внутренней жизнью колонистов следили форштегеры. Имена всех форштегеров колонии до настоящего времени не сохранились. Известно, что в 1790-е гг. форштегером в Паульском являлся Боксгорн, а в 1840-е гг. – Фридрих Шпан.

К середине ХIХ в. колонисты Паульского прославились среди соседних колоний соломоплетением и производством курительных трубок. Постепенно эти ремесла превратилось в доходное производство, и к концу ХIХ столетия десятки женщин и детей на собственных дворах занимались плетением корзин и иных соломенных изделий, а мужчины изготовлением трубок. Спрос на продукцию был достаточно высоким, и производимая колонистами продукция массово скупалась ростовщиками и реализовывалась в крупных городах. По сведениям Центрального статистического комитета, в 1859 г. в селе насчитывалось 175 дворов. Согласно данным Самарского Губернского Статистического Комитета, в 1910 г. в Паульском имелось 317 дворов, работала маслобойня.

После прихода к власти большевиков во многих немецких селах произошли выступления крестьян против насильственной мобилизации в национальный полк Красной Армии. В Паульском 2–6 октября 1918 г. при разгоне полуторатысячного митинга было убито три его жителя. Весной 1921 г., когда вследствие голода, восстание против советской власти вновь охватило многие немецкие поселения, и значительная часть территории автономной области немцев Поволжья находилась в руках восставших, активно велась оборона Марксштадта. В Паульском восстание было предотвращено, в селе создана застава и наблюдательный пункт, осуществлялось непрерывное конное патрулирование, велась разведка.

В годы советской власти в селе имелись сельскохозяйственное кредитное товарищество, работала кооперативная лавка, была открыта изба-читальня. В период коллективизации в селе были созданы колхозы имени К. Ворошилова, С. Орджоникидзе и колхоз «Ротер Штюрмер». Во время голода начала 1920-х и в 1930-х гг., когда колхозы переживали продовольственные затруднения, десятки колхозников-бедняков выехали из Паульского в другие села с целью нищенствования. По воспоминаниям жителей села, отдушиной для простых людей в их беспросветно тяжелой жизни в период голода, закрытия церквей, сплошной коллективизации и массового раскулачивания стали различные формы культурного досуга. Так, в Паульском был создан кружок стариков-плясунов, состоявший из 11 человек в возрасте от 60 до 73 лет, возглавлял который столяр А. Бальцер, Выступления кружка, известного далеко за пределами села и сохранявшего традиции поволжских немцев, привлекали большое количество зрителей со всей округи. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села, с 1942 г. село носит название Павловка.

Школа и обучение детей. Вместе с первыми колонистами в Паульское был поселен первый учитель Готтлиб Лейманн, 36-летний лютеранин из Цейтца, прибывший в Россию вместе с женой Евой, 38 лет. Он поселился в колонии одним из первых, 5 марта 1767 г., получил от Конторы опекунства в Саратове 15 руб. и две лошади. Ему, как и всем другим колонистам, приходилось заниматься хлебопашеством. По состоянию на 1762 г. в хозяйстве Лейманна имелось 2 лошади, 2 коровы и была распахана 1 десятина земли. Наряду с сельским хозяйством Лейманн взялся и за обучение детей. Первоначально он проводил занятия на дому, но уже после расселения временных колонистов, размещенных в колонии на зиму 1767/1768 гг. в селе появилось собственное школьное здание. Однако уже в 1768 г. Лейманн переехал в колонию Кано и общество Паульского было вынуждено искать другого учителя. Имена других учителей церковной школы не сохранились. В середине ХIХ в. церковная школа получила статус училища.

В 1893 г. кроме церковно-приходской школы в селе была открыта земская школа. Ее первым учителем стал Артур Иоганн Шмидт. Земская школа имела трехлетний срок обучения и являлась двухкомплектной. В конце ХIХ в. в селе было открыто еще и министерское училище. И земская школа, и министерское училище по сравнению с церковно-приходской школой отличались лучшей постановкой учебной работы. В них изучались закон Божий, чтение, письмо, арифметика, пение. Учителя давали учащимся элементарные сведения по природоведению, географии, истории, более широко использовались наглядные пособия.

Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из почти 3200 жителей села 357 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. В 1906 г. в земской школе обучалось 30 мальчиков, 28 девочек и работал один учитель; церковную школу посещало 135 мальчиков, 164 девочки, в ней работало два учителя. По состоянию на 1910 г. одним из учителей церковной школы являлся И. Лобес, являвшийся одновременно председателелем потребительского общества. Обе школы содержались на средства церковной общины. Планы общины открыть в 1915 г. еще одну земскую школу не были реализованы из-за Первой мировой войны. В годы советской власти все школы перешли в ведение Наркомпроса и были преобразованы в 4-х классную начальную школу. С 1926 г. Павловская школа существовала как восьмилетняя.

Вероисповедание жителей и церковь. Жители Паульского принадлежали к лютеранскому и реформатскому исповеданию. До 1905 г. евангелическо-лютеранская община Паульское входила в состав прихода Южный Екатериненштадт, основанный в 1768 г. С 1905 г. с. Паульское стало центром прихода Паульское, образование которого было утверждено 19 сентября 1905 г. К нему кроме Паульского относились колонии Борегард, Нидермонжу и Теляузе. Евангелическо-лютеранский приход Паульское в 1905 г. насчитывал 11372 прихожан.

В первые годы поселения активно шел процесс обустройства колоний, строительства в них школ и церквей, являвшихся центрами общинной жизни. Точная дата постройки первого школьно-молитвенного дома в Паульском не известна, однако он появился в колонии в первые годы после создания поселения. Затраченные на постройку средства колонисты должны были выплатить государству в течение последующих десяти лет.

Первая лютеранская кирха на средства колонистов была построена в Паульском в 1801 г. Церковь была деревянной, небольшой по своим размерам и имела статус филиальной. Кирха строилась руками местных мастеров, без специального проекта и составления предварительной сметы: до начала 1830-х гг. Контора опекунства, по ее собственному утверждению, «ни планов, ни смет… не рассматривала и не утверждала, предоставляя сие самим обществам колонистов». Несмотря на то, что церковь была построена таким образом, ее деревянные балки и доски являлись настолько прочными, что в 1860 г. эта кирха была продана в дочернюю колонию Розенталь Новоузенского уезда Самарской губернии (ныне с. Розовка Краснокутского района Саратовской обл.). Церковное здание постройки 1801 г. было аккуратно разобрано, перевезено в Розенталь и вновь отстроено там на новом каменном фундаменте.

В 1860 г. на средства, вырученные о продажи старой кирхи и пожертвования, собранные с общества колонии в Паульском на месте старой кирхи было возведено новое церковное здание. Новая кирха также была деревянной и сравнительно небольшой. Ее строительство велось под руководством архитектора Конторы опекунства Ф. Лагуса в традиционном для немецких колоний стиле. Кирха имела два яруса, в верхнем ярусе находились галереи-балконы, опиравшиеся на деревянные столбы. В нижнем ярусе скамьи для 700 прихожан располагались четырьмя квадратами, разделенными продольными и поперечными проходами. Рядом с кирхой находились пасторат, возведенный в год основания прихода, в 1905 г., покойницкая и деревянная звонница.

С установлением советской власти в стране началось проведение комплекса мероприятий, направленных на устранение церкви из сфер гражданской и государственной жизни и прекращение деятельности всех конфессий. Период политики «военного коммунизма» в Советской России закончился катастрофой, которая стала национальным бедствием. Голод, вызванный экономическими и политическими причинами и усугубившийся природными катаклизмами – засухой и неурожаем, охватил к лету 1921 г. все Поволжье. С осени 1921 г. началось оказание помощи голодающим международными светскими и религиозными организациями.

Хотя большинство голодающих с радостью принимало благотворительную помощь от различных религиозных организаций, однако, имелись и отдельные случаи отказов от нее. Так, например, союз учителей Поволжья не согласился принять одежду от Национального Лютеранского Совета. Этот случай описывал пастор Зейдлиц из прихода Паульское в Левобережье Волги: «На одном из тюков с одеждой была надпись “Для пасторов и кюстеров”. Конечно, под кюстерами подразумевались церковные учителя. Однако у нас таких больше нет. Учительский союз, который до этого был образован как антицерковная организация, от одежды официально отказался, но все учителя с удовольствием получили причитающееся им частным образом. Хотя многие боялись быть замеченными в отношениях с церковью». В Паульском под руководством пастора Иоганна Зейдлица был образован церковный комитет помощи голодающим. В 1927 г. пастор Зейдлиц переехал в Крым, где служил в общине Цюрихталя. В 1930 г. он был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности, а в 1934 г. осужден.

Нелегко сложились судьбы всех лютеранских пасторов прихода Паульское. После установления советской власти и провозглашения отделения церкви от государства, многие священники, опасаясь преследований, эмигрировали из России, охваченной гражданской войной. Пастор Карл Крамер (1882–1974), служивший после Паульского в Харькове, в 1918 г. выехал в Германию, где стал доктором теологии, Президентом Союза Мартина Лютера в Эрлангене и автором исследований об истории российского лютеранства. Пастор Карл Циммер (1863–1939) в 1921 г. выехал из Поволжья в Баку, а в 1924 г. также принял германское подданство.

Оставшись в 1927 г. без пастора, община Паульского, как и еще 14 лютеранских общин Поволжья, присоединилась к Свободной Евангелическо-лютеранской церкви конгрегационального положения – церковной организации, существовавшей в СССР в 1927–1935 гг., созданной на основе отделившихся от официальной церкви общин и стремившейся к сотрудничеству с советской властью (была аналогична обновленческому движению в Русской Православной церкви). Создание Свободной церкви было провозглашено на 1-м Генеральном синоде «живоцерковников», который состоялся в июле 1927 г. в соседней с Паульским колонии Фишер (Теляузе, ныне Красная Поляна) Марксштадтского кантона АССР НП. Использовав фактический распад Евангелическо-лютеранской церкви в России, отсутствие связей с церковным руководством и массовую эмиграцию священников, бывший кюстер колонии Фишер Якоб Фрицлер объявил себя оберпастором, а присоединившиеся к его церкви общины независимыми от церковной организации страны. Церковное руководство выступило к приходам с обращением воздерживаться от контактов с новой церковью и в 1928 г. в Паульское был направлен новый пастор Эрнст Безе, закончивший семинарию проповедников в Ленинграде в 1928 г.

Однако молодому пастору пришлось столкнуться с многими препятствиями, религиозными гонениями и репрессиями верующих, которые находились под неусыпным контролем со стороны органов НКВД. В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в лютеранской церковной общине Паульского насчитывалось 1277 верующих, из них 41 был отнесен к категории лишенцев (лишенных политических прав). В период массированного наступления на религию, в 1930-е гг., при церквях было полностью запрещено любое церковное обучение. Оно являлось невозможным, даже если было напрямую связано с церковными обрядами. Если в конце 1920-х предконфирмационное обучение еще могло быть разрешено по специальному постановлением ЦИК СССР и НКВД, то уже в начале 1930-х гг. оно было полностью запрещено. Так, в августе 1934 г., когда церковная община Паульского обратилась в секретариат Центрального Исполнительного Комитета АССР немцев Поволжья с просьбой осуществить конфирмационное обучение детей, отказ ЦИКа был мотивирован напряженными работами по сбору урожая.

Бесчеловечные методы антицерковной политики сопровождались закрытием храмов. Согласно сведениям представленным Комиссией по вопросам культов в Президиум АССР немцев Поволжья по состоянию на 1 июня 1934 г. церковь еще находилась в распоряжении верующих, хотя многие остальные церкви Марксштадтского кантона уже были закрыты. Президиум ЦИК предложил рассмотреть вопрос о скорейшем закрытии церкви. В 1935 г. пастор Эрнст Безе был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и приговорен к 10 годам лагерей. Вскоре после его ареста была закрыта и церковь.

Список пасторов. Пасторы прихода Южный Екатериненштадт, служившие в общине Паульское. 1768–1776 гг. – Людвиг Бальтазар Верн(м)борнер (Ludwig Baltasar Wern(m)borner). 1778–1798 гг. – Готтлиб Май (Gottlieb May). 1798–1820 гг. – Иоганн Генрих Бук (Johann Heinrich Buck). 1821–1877 гг. – Карл Фридрих Вальберг (Karl Friedrich Wahlberg). 1861–1862 гг. – помощник пастора Карл Эрик Вальберг (Karl Erik Wahlberg). 1878–1903 гг. – Готтхильф Генрих Келлер (Gotthilf Heinrich Keller). Пасторы прихода Паульское. 1907–1909 гг. – Карл Крамер (Karl Gramer). 1911–1920 гг. – Карл Циммер (Karl Zimmer). 1918–1927 гг. – Иоганн Зейдлиц (Johann Seydlitz). 1928–1935 гг. – Эрнст Альберт Безе (Ernst Albert Böse).

Численность населения. В 1767 г. в Паульском проживало 280 иностранных колонистов, в 1773 г. их насчитывалось 326, в 1788 г. – 297, в 1798 г. – 374, в 1816 г. – 546, в 1834 г. – 956, в 1850 г. – 1320, в 1859 г. – 1675, в 1889 г. – 2095 человек. Согласно данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г., в Паульском проживало 2424 человека, 2421 из них были немцами. По состоянию на 1904 г., в селе насчитывалось 3166 человек, на 1910 г. – 3701 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1920 г., в Паульском проживало 3344 человека. В 1921 г. в селе родилось 149, а умерло 386 человек. По данным Облстатуправления Автономной области немцев Поволжья, на 1 января 1922 г. в Паульском проживало всего 1856, в 1923 г. – 2049 человек. По данным Всероссийской переписи населения 1926 г. село насчитывало 410 домохозяйств, из них 408 немецких, с населением 2370 человек (из них 1160 мужчин и 1210 женщин), 2366 жителей (1157 мужчин и 1209 женщин) были немцами. В 1931 г. в Паульском проживало 3071 человек, из них 3070 были немцами.

Село сегодня. Ныне с. Павловка Марксовского района Саратовской области. По числу сохранившихся немецких домов современной Павловке, пожалуй, нет равных в округе. Колонистская сельская архитектура и сегодня занимает в селе ведущее место, здесь можно найти немецкие жилые дома на любой вкус – деревянные и кирпичные, с флигелями и слуховыми окнами, с ажурной кирпичной кладкой и сандриками над окнами, с двускатными и четырехскатными крышами. На многих жилых домах до сих пор имеются старинные немецкие таблички с изображением ведра, лопаты или багра. Статья 9 «Инструкции о внутреннем распорядке и управлении в поволжских колониях» 1800 г. предписывала «всех поселян по дворам расписать, кому с чем идти на пожар». Поэтому во всех немецких колониях на домах были прикреплены соответствующие таблички с указанием, какое огнегасительное орудие должен был нести хозяин дома в случае пожара. На примере Павловки сегодня вполне можно изучать немецкое архитектурное наследие массовых жилых сельских построек, их типологию, строительные приемы, организацию дворовых мест, распространенность типичной народной национальной традиции жилой застройки. Лютеранская кирха и здания школ в современной Павловке не сохранились. В 1984 г. в селе было построено новое здание школы. 

Архивы

ГАСО. Ф. 180. Оп. 1. Д. 2249, 12489, 25226; Ф. 637. Оп. 22. Д. 132–140. Оп. 2. Д. 3039; ГИАНП. Ф. 849. Оп. 1. Д. 834. Л. 81; Д. 890. Л. 36; Д. 1002. Л. 26, 36; Ф. 1831. Оп. 1. Д. 94. Л. 212–213; Д. 299. Л. 118.

Литература

Георги И. Описание всех, обитающих в Российском государстве народов. – СПб., 1799. – Ч. 4; Герман А.А. Немецкая автономия на Волге. 1918–1941. – Часть II. Автономная республика. 1924–1941. – Саратов, 1992–1994; Князева Е.Е., Соловьева Ф. Лютеранские церкви и приходы ХVIII – ХХ вв. Исторический справочник. – СПб., 2001. – Часть I; Лиценбергер О.А. Евангелическо-лютеранская церковь и Советское государство (1917–1938). – М., 1999; Немецкие населенные пункты в Российской Империи: География и население. Справочник / Сост.: В.Ф. Дизендорф. – М., 2002; Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине ХVIII века. – М., 1998; Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 1. Т. XXVI. СПб., 1832. С. 313–314; Терехин С. Поселения немцев в России. Архитектурный феномен. – Саратов, 1999; Einwanderung in das Wolgagebiet: 1764–1767 / Hrsg.: Alfred Eisfeld. Bearb.: Igor Pleve. Bd. 3. Kolonien Laub – Preuss. Göttingen: Göttingenger Arbeitskreis, 2005; Kahle W. Geschichte der evangelisch-lutherischen Gemeinden in der Sowjetunion. 1917–1938. – Leiden, 1974; Deutsche Volkszeitung. – 14. Februar 1910. – №40; Volkszeitung. – 8. Juni 1914. – №45; – 15. Juni 1914. – №47; – 29. Juni 1914. – №51.

Подняться вверх